Я полагаю, что каждый народ вправе проголосовать против демократии, если ему так хочется. Но из-за этого подобное событие не становится менее трагичным. Особенно, если мнения по этому поводу в стране разделились.


Теперь Эрдоган станет новым Путиным, а Турция может окончательно помахать Европе рукой на прощание.


Большинство турок, хотя и неубедительное, хочет, очевидно, чтобы страной управлял человек, которому чужды сомнения и который всегда все знает лучше всех.


Конечно, если выборы не были сфальсифицированы. Две крупнейшие оппозиционные партии утверждают, что не все прошло, как положено, и требуют пересчитать 60% голосов.


Таким образом, сложилась худшая ситуация из возможных, и противоречия между теми, кто за Эрдогана, и теми, кто против него, могут еще возрасти. Нельзя исключить насилие.


Если исходить из того, что сторона, проголосовавшая «за», действительно победила, турки, по-видимому, считают Эрдогана чрезвычайно подходящей фигурой для того, чтобы привести страну к лучшему будущему, хотя в последние четыре года он вел Турцию во все более авторитарном направлении и по пути навредил экономике и благосостоянию страны.


Ближе к диктатуре почти и быть не может


То, за что сейчас проголосовало население страны, — это не сильная президентская власть по американской модели. Еще ближе к диктатуре страна подойдет, только если отменит избирательное право.


Президент Эрдоган может ввести чрезвычайное положение и править при помощи декретов. Парламент превратится в пассивную марионетку. Президент получает огромную власть над судами. Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan) становится почти диктатором. На практике это уже стало реальностью после попытки переворота прошлым летом.


Он получил одобрение на своем пути к тому, чтобы стать современным султаном.


Хотя победа и не стала однозначной, как которую он надеялся. Образованные городские жители проголосовали «против», в то время как консервативные сельчане голосовали «за». Как Эрдоган сможет теперь объединить глубоко расколотую страну, трудно сказать.


Система, за которую проголосовали турки, совершенно лишена баланса и контроля, какие имеются в США. Мы в последние три месяца могли следить за тем, как президент Дональд Трамп пытался нарушать американскую конституцию, но тут же получал по рукам от судов. Они вынудили его отступить.


Конгресс воспрепятствовал его попыткам заменить страховую систему Обамы худшей альтернативой.


Может пробыть у власти до 2029 года


Если бы у Трампа были те же полномочия, что есть сейчас у Эрдогана, он бы раздавил как суды, так и Конгресс. Так в демократии быть не должно. К тому же, новая конституция позволит Эрдогану занимать пост президента до 2029 года, если его переизберут.


Турки десятки лет жили при системах военной диктатуры или при авторитарных лидерах. Короткий период демократии длился лишь с 2002 года. Юная, незрелая демократия в стране, где многие еще не поняли ее сущность.


Аналогичное развитие мы видим в России. Русские с каждыми выборами давали Путину все больше властных полномочий, пока не наступила ситуация, когда его можно рассматривать практически как диктатора, избранного демократическим путем. Точно так же, как Эрдоган, Путин «подкрутил» конституцию, чтобы иметь возможность занимать пост дольше.


По многим признакам, Эрдоган учился у Путина. Точно так же, как Путин, «сильный лидер Турции» подстегнул националистские настроения, чтобы упрочить свои позиции. Когда Эрдоган на выборах летом 2015 года не получил большинства, он вдохнул новую жизнь в войну против курдской РПК, чтобы создать ощущение угрозы и небезопасности. Это сработало, и во время новых выборов позже Эрдоган свое большинство голосов получил. Неудачный военный переворот дал ему в руки еще больше оружия. Режим и до сих пор не представил никаких существенных доказательств, что за попыткой переворота стояло движение «Хизмет», тем не менее более 100 тысяч человек были уволены с государственных должностей, а более 30 тысяч — задержаны.


Сотни журналистов задержаны


Главный признак того, что Эрдоган превращается из демократа в диктатора, — это то, как он обращается со свободной прессой. Почти всем независимым газетам и телеканалам пришлось прекратить работу. Сотни журналистов были задержаны режимом, который уже тогда возглавлял позорный список. Здесь Эрдоган тоже скопировал Путина.


В лучшем случае победа Эрдогана приведет к тому, что он немного уменьшит давление, раз уж теперь ему практически ничто не угрожает.


Изначально Эрдоган пришел к власти благодаря своим обещаниям привести Турцию в ЕС. Но по мере того, как развивается его все более авторитарная манера, дверь туда закрывается все плотнее. Вероятно, турки, проголосовав против демократии, окончательно захлопнули эту дверь. Хотя честности ради надо сказать, что до вступления в ЕС Турции всегда было далеко.


ЕС сейчас зависит от Турции, которая за значительную сумму денег останавливает поток беженцев. Если Эрдоган решит нарушить этот договор, ЕС придется несладко. Стабильность Европейского союза не выдержит еще одного неконтролируемого потока беженцев. Поэтому ЕС продолжит обращаться с Эрдоганом как с равным, хотя он уже присоединился к компании авторитарных лидеров.


Эрдоган мотивирует получение новых властных полномочий тем, что собирается модернизировать Турцию. Но как страна станет более современной, когда почти вся власть соберется в руках одного человека, для меня остается загадкой.