Три года назад началась антитеррористическая операция на Донбассе — после того, как пророссийские сепаратисты начали захватывать административные здания в населенных пунктах Донецкой и Луганской областей. За три года военных действий на востоке страны погибло более 9 тысяч 800 человек, около 23 тысяч были ранены, почти 1 миллион 800 тысяч украинцев стали вынужденными переселенцами.


На главные вопросы о будущем Донбасса отвечает волонтер, руководитель благотворительного фонда помощи армии «Вернись живым» Виталий Дейнега.


«Крым.Реалии»: Каким вы видите будущее антитеррористической операции?


Виталий Дейнега: Я сейчас нахожусь в Краматорске, который раньше был оккупирован, а потом его освободили. Сейчас можно спокойно доехать до Авдеевки, пригорода Донецка. Это значит, что АТО как минимум успешна, и дальше будет только больше освобожденных городов. Мне кажется, Украина в 2014 году сделала максимум того, что могла.


— Что вы можете сказать тем людям, которые и три года спустя называют АТО «гражданской войной»?


— Наверное, доказывать им что-то уже поздно. Три года назад в Донецк, в Харьков начали свозить автобусами ребят из Ростова, из Таганрога — это не секретная, это доступная информация. Игорь Стрелков в Славянске — ну какая гражданская война? Это затертый, даже смешной уже штамп российской пропаганды. И оружие они на складах и в шахтах нашли, конечно же. Пусть люди говорят то, что говорят, а мы будем укреплять армию.


— Но все же эта пропагандистская машина три года вовсю работает на оккупированных территориях. Разумно ли вообще не считаться с этим?


— Да, я понимаю, что в Донецке и Луганске дети ходят в школы, где им рассказывают ужасы про Украину. Это даже не советская школа, а намного хуже. Что мы можем с этим поделать? Только бороться дальше и освобождать их. Сейчас в Краматорске люди как минимум рады, что у них не Авдеевка и не Ясиноватая. Вообще, на Украине большая проблема с профессиональными психологами — что с гражданскими, что с военными. Работать с населением некому, работать с бойцами, которые месяцами могут стоять без дела, — тоже. Наступать мы пока что не можем, поэтому надо удерживать позиции, не теряя сноровки и боевого духа.


— То есть вы предлагаете решать проблемы по мере их поступления?


— Именно. Главное Украина сделала — с боем отстояла свою независимость. Вооруженные силы сейчас в совсем другой форме, нежели в 2014 году. Только вдумайтесь: мы за три года удвоили количество бригад на линии соприкосновения. Если бы кто-то показал вам военную карту Украины 2017 года в 2014-м — вы бы поверили, что все так сложится? Донбасс, как мы уже окончательно убедились, не может даже номинально отойти России, значит, он будет нашим. С Крымом все выглядит сложнее, но потом, оглядываясь назад, мы тоже будем удивляться, как так все получилось. Главное — идти от одной промежуточной цели к другой и верить в победу.