Министр иностранных дел России открывает отнюдь не каждое посольство своей страны. Поэтому не стоит думать, что приезд главы российского внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова в Сухуми — это такая рутина, просто желание сделать приятно «дружественному», а на самом деле марионеточному абхазскому руководству. Нет, приезд в Сухуми именно в эти дни — это еще одно желание подергать тигра за усы, напомнить Соединенным Штатам, что несмотря на все призывы к соблюдению Москвой международного права, Кремль будет защищать свое право на контролируемые территории и поддержку «союзников». И в Дамаске. И в Донецке. И в Симферополе. И в Сухуме.


Абхазия и Южная Осетия были, по сути, первыми территориями, которые фактически аннексировала Россия — только в отличие от Крыма эта аннексия произошла не в виде присоединения к России, а в виде признания независимости этих грузинских автономий. В Москве любят утверждать, что признание независимости Абхазии и Южной Осетии — это «ответка» за Косово, но ничего более циничного и представить себе нельзя. Косово попало под международное управление, а потом получило независимость после того, как подавляющая часть населения этого края была изгнана из родных домов режимом Слободана Милошевича и получила возможность вернуться только после операции НАТО. Фактически мы были свидетелями самого настоящего этноцида, и независимость Косово — ответ на этот этноцид. При этом меньшинство жителей края — косовские сербы — получили в новом государстве автономию, которую трудно сравнить с правами албанцев в Сербии Милошевича. Опять-таки, под давлением международного сообщества.


В Абхазии произошло нечто совершенно противоположное. Подавляющее большинство населения этой республики — грузины — были изгнаны из своих домов и только после этого при поддержке России началось строительство самопровозглашенной Абхазии. Но даже в этой Абхазии грузиноязычное мегрельское меньшинство было лишено избирательных прав — что, между прочим, и помогло прийти к власти нынешнему президенту Абхазии, чекисту Раулю Хаджимбе. Абхазия — это Косово наоборот, точно также, как и Россия — это Соединенные Штаты наоборот с точки зрения влияния в мировой политике.


Вот давайте просто представим себе, что большинство населения Крыма — русское население — было бы изгнано с территории полуострова, Крым стал бы крымско-татарским государством, а оставшиеся в Крыму русские были бы лишены права участвовать в выборах руководства республики. Что, интересно, по этому поводу говорили бы в Москве? А ведь в Абхазии происходит именно такой процесс. Или, может быть, абхазы «более коренной» народ Абхазии, чем крымские татары — Крыма? Или, может быть, у русского человека в своем родном доме больше прав, чем у грузина в своем?


Остается рассчитывать, что вызывающий визит Сергея Лаврова отрезвит грузинское руководство и заставит его в полный голос говорить на международном уровне об аннексии грузинских земель. Потому что с точки зрения будущей стабильности на постсоветском пространстве очень важно, чтобы страны, на территории которых покусилась Россия, — Украина, Грузия и Молдова — говорили о своих проблемах вместе, чтобы Россия в глазах мира выглядела государством, систематически и осознанно нарушающим международное право. Нельзя допустить, чтобы вопрос Донбасса или Крыма был решен, а будущее Абхазии или Приднестровья так и зависло в воздухе безысходности.


Россия должна уйти отовсюду.