После начала процедуры подсчета голосов на выборах президента Франции стало понятно, что опасность миновала, что во втором туре не произойдет столкновения праворадикалов и леворадикалов — Марин Ле Пен и Жан-Люка Меланшона — и что французы смогут сделать разумный выбор между Эммануэлем Макроном и Ле Пен.


Следует отметить низкие результаты занявшего четвертое место Меланшона, которого поддерживал лидер испанского левого движения «Podemos» Пабло Иглесиас (Pablo Iglesias) («Подожди, Меланшон, мы уже здесь!»). Бенуа Амон оказался на пятом месте, его результаты (6%) еще хуже, чем у бывшего лидера испанских социалистов Педро Санчеса (Pedro Sánchez). Но как можно было сделать ставку на него вместо того, чтобы выставить в качестве кандидата Мануэля Вальса? Кому такое могло прийти в голову?


Социал-демократия переживает кризис не только в Испании. Но в этом нет ничего удивительного. 15 лет назад (на выборах 2002 года) стратегия Франсуа Миттерана (François Mitterrand), поддержавшего ультраправого кандидата Жан-Мари Ле Пена (Jean Marie Le Pen), имела успех, и социалист Лионель Жоспен (Lionel Jospin) был вынужден просить своих избирателей отдать голоса за Жака Ширака. С тех пор и тянется эта история. Левые и правые, не прошедшие во второй тур, попросили поддержать Макрона. Меланшон будет договариваться об условиях поддержки с тем кандидатом, за кого он будет просить свой электорат проголосовать в мае на этих условиях, хотя этого не понимает лидер испанской коалиции «Объединенные левые» Альберто Гарсон (Alberto Garzón).