Во Франции подсчитали все избирательные бюллетени в первом туре голосования на выборах президента страны. Во второй тур проходят экс-министр экономики и кандидат от независимого движения «Вперед!» Эмманюэль Макрон и лидер правопопулистской партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен. В МВД Франции сообщают, что Макрон набрал 23,75 процента голосов, а Марин Ле Пен — 21,53 процента. Консерватор Франсуа Фийон получил 19,91 процента, а кандидат Жан-Люк Меленшон — 19,64 процента голосов. Почему голоса распределились таким образом, чего ожидать от второго тура выборов президента Франции, и почему Кремль на них уже проиграл, «Апострофу» рассказывает политолог, журналист и общественный активист Максим Михайленко.


Дело в том, что Марин Ле Пен собрала голосов значительно меньше, чем можно было ожидать. Но в этом смысле сложно говорить о том, что евроскептическая волна ослабевает. Потому что 22% — такой результат слабенький, если сравнивать с тем, сколько было шуму вокруг ее кандидатуры, сколько в это было вложено нашими бывшими восточными партнерами.


Другое дело, что евроскептицизм во Франции проявляется, вероятно, не только справа. Проявляется и слева, потому что во Франции, в отличие от Нидерландов и Великобритании, очень много набрали левые радикалы. Как в Нидерландах, так и во Франции можно увидеть, что социологические организации сработали как часы: отклонения были на уровне десятых процента от тех консолидированных рейтингов, которые оглашались перед голосованием. Поэтому что-то не так в социологии Великобритании и США, но не в континентальных европейских странах. Здесь на удивление совершенно другая картина. Видимо, существует какая-то культурная проблема с социологией в Великобритании и США по поводу того, что люди говорят социологам не всегда о своих реальных предпочтениях. Отсюда можно доверять тем опросам, которые делаются ко второму туру выборов во Франции. Так, согласно их данным, можно ожидать 65% и 35% или 60% и 40% в пользу Макрона. Именно так через две недели должен сложиться второй тур. При этом существует очень много подводных камней.


Так, достаточно неожиданно, надо сказать, повторив в какой-то степени сценарий 2002 года на президентских выборах, Франсуа Фийон, как в свое время Лионель Жоспен (лидер социалистов, дважды проигравший президентские выборы — прим. ред.), сразу же призвал поддержать Макрона. Хотя от него ожидать это было тяжело, имея в виду его пророссийские симпатии. Он мог бы отмолчаться, например. Ему терять нечего. Такого уровня поражения очень редко прощаются во Франции: когда человек не вышел в финал и как-то потом вернулся бы.


Кроме того, было ожидаемо, что в поддержку Макрона выскажется Бенуа Амон, специальный кандидат от соцпартии. Также ожидаема поддержка Олланда и действующего премьер-министра. Но подводные камни вот в чем: есть Меланшон с его 19% голосов (лидер движения «Непокорившаяся Франция» Жан-Люк Меланшон занял четвертое место на выборах — прим. ред.), который пока что ничего такого не говорил. От него официальных заявлений о поддержке не было. Потому что на левом фланге идет очень сильная конкуренция теперь. Так, в июне пройдут парламентские выборы. И теперь существующая во Франции традиционная партийная система — правые и социалисты — разрушилась. Эти выборы показали это, потому что за официальных кандидатов от партий проголосовало чуть мене 25% избирателей. Макрон — формально независимый кандидат от своего движения, которое пока что не является партией. Ле Пен возглавляет партию, которую игнорировали и изолировали различными способами. А теперь такое невозможно, потому что слишком мало набрали. Придется им искать какие-то лазейки. Кроме того, появился со своей квази-коммунистической партией Меланшон, бывший социалист. Теперь с двух сторон эту систему стискивают «Национальный фронт» и левые — вместе они набрали больше 40% голосов.


Еще один подводный камень, маленький, это все те кандидаты, которые набрали еще меньше голосов, но вместе взяли около 9%. Большая часть этих голосов уйдет к Ле Пен. Либо эти голоса пойдут все ей, либо эти избиратели могут не прийти на выборы. Все это вместе пока не выпускает Ле Пен далее, чем за 35%. Потому что так ее никто не поддерживает, разве что какие-то второстепенные политики. Есть и третий камень. Оба кандидата — и Макрон, и Ле Пен — себя позиционировали как борцы с существующей системой. Ну вот система разрушена, а теперь нужно убедить, кто из них больший противник существующей системы. Макрона поддержал весь истеблишмент, а, значит, он не может этого сделать. А Ле Пен выглядит в этой роли более естественно. Однако пока что никаких оснований нет говорить, что Ле Пен может выиграть во втором туре голосования. Но есть время — две недели, и факторы, как например, то, что часть каких-то избирателей не прошедших кандидатов могут не прийти на выборы, поэтому главная задача Макрона сейчас — это мобилизация электората.


Что важно для Украины, так это то, что не удалось пройти во второй тур Франсуа Фийону. Потому что именно он был настоящим кандидатом от Кремля. Все-таки в Кремле сидят не совсем помешавшиеся на собственной пропаганде люди. Правый центр, люди Саркози, с которыми удобно работать. Поэтому Фийон и сделал свое глупое заявление о «российском» Крыме. Подкосило оно его или нет, трудно сказать. Потому что слишком поздно прозвучало это заявление. Но до сегодняшнего дня это был довольно серьезный политик-тяжеловес, на которого РФ реально ставила.