Шарль Луи де Секонда (Charles Louis de Secondat), барон де Ля Брэд (Brède) и де Монтескьё (Montesquieu) ввел в демократическое мышление учение о разделении властей со своими обязательными сдержками и противовесами. В этой системе, несмотря на ее близость к судебной жизни, он видел в правосудии не более чем исполнителя законодательных постановлений. Тем не менее, развитие государственных учреждений настолько изменило относительную значимость всех трех ветвей власти, что в настоящее время правосудие играет невиданную политическую роль.


Бразилия, крупнейшая экономическая держава Латинской Америки, с населением более 200 миллионов человек, являет сегодня типичный пример: ее дальнейшая жизнь зависит от того, что решат судьи. К сожалению, эта напряженность является следствием целого десятилетия политических бурь, нестабильности, нравственного кризиса и сокращения объема ВВП более чем на 3,5% за последние годы.


Результаты полицейской операции по пресечению отмывания денег под кодовым названием «Автомойка» (именно там происходило отмывание денег) рассматриваются в судебных инстанция вот уже три года, и на днях начался очередной и еще более взрывоопасный этап судебного расследования.


Все помнят, что в марте 2014 года разразился большой коррупционный скандал в связи с деятельностью государственной нефтяной компании Petrobras, в результате которого были приговорены к тюремному заключению некоторые из крупнейших представителей деловых кругов Бразилии. Наиболее знаковыми фигурами стали владельцы строительной компании Oldebrecht (отец и сын), а также видные деятели правительств Партии трудящихся. Тогда был вскрыт чудовищный политический механизм, возникший при помощи Oldebrecht, распоряжавшийся многомиллионными контрактами.


В 2005 году также разразился коррупционный скандал, в результате которого на скамье подсудимых оказался, в числе прочих представителей Партии трудящихся, Жозе Дирсеу (José Dirceu), один из самых известных министров в правительстве Лулы да Силвы, создавший целую сеть для подкупа законодателей.


Несмотря на это, Дилма Русеф была переизбрана с минимальным перевесом голосов, однако новые разоблачения в результате операции «Автомойка» привели к кризису, когда представители Партии бразильского демократического движения (PMBD), на которую опиралась ее правительство, проголосовали за отрешение Дилмы от должности. Так открылся путь к занятию президентского кресла для ее вице-президента Мишела Темера, возглавлявшего PMBD.


Расследования велись в отношении правительств Партии трудящихся и ставили бывшего президенту Лулу в весьма незавидное положение, из которого он не выбрался до сих пор. Сейчас ситуация обострилась еще более в связи с тем, что глава Верховного суда Эдсон Фачин (Edson Fachin), изначально связанный с Партией трудящихся, предал огласке показания предпринимателей, уличенных в преступлениях, и составил список обвинений, включающий всех бывших президентов, восьмерых министров и 71 законодателя.


Как обычно бывает в подобных случаях, осужденные бизнесмены попытались улучшить свое положение в судебных инстанциях, чистосердечно сообщив о своих пожертвованиях политическим партиям. А пожертвования, к сожалению, были самыми разными: от обычных взносов на избирательные нужды до незаконных подношений, хотя об этой незаконности могли и не знать партии получатели, и, разумеется, взятки.


Таким образом, политическая жизнь Бразилии приобретает все более дурную славу. Все находится под подозрением. После пяти сменивших друг друга правительств, которые впервые поочередно формировали две крупнейшие партии — Партия бразильского демократического движения (социал-демократы во главе с Фернандо Энрике Кардозо/Fernando Henrique Cardoso) и Партия трудящихся, возглавляемая Лулой да Силвой — страна вступает сейчас в полосу неуверенности. Нечто подобное происходило в 1989 году при президенте Фернанду Афонсу Колор ди Мелу (Fernando Collor de Melo), который при помощи небольшой партии сумел сколотить сильное большинство и одержать победу над Лулой да Силвой, воспринимавшегося тогда, как профсоюзный вожак радикальных взглядов.


В октябре будущего года состоятся президентские выборы, атмосфера которых будет сильно омрачена. Как бы мы того ни хотели, но вряд ли органы правосудия наказали всех виновных и закрыли дела в отношении огульно обвиненных, без предъявления весомых доказательств.


В такой атмосфере могут возобладать настроения политического нигилизма, уже сыгравшую плохую роль в прошлом. В результате к власти могут прийти те, кто отрицает все существующее (так, в результате полицейской операции «Чистые руки», покончившей с партиями, принимавшими участие в демократизации страны после фашизма, пришел к власти Берлускони).


Нет сомнений в том, что бразильское правосудие показало пример независимости. Как нет сомнений и в том, что уровень коррупции не поддавался описанию. Вся проблема заключается в том, что это же само правосудие, ставшее вершителем государственной жизни Бразилии, должно действовать так, чтобы отделить зерна от плевел, завершить чистку чиновничьих рядов, но при этом сохранить политические партии и честь тех, на кого незаслуженно вылили целые ушаты грязи, смешав воду и нечистоты, порядочность и низость, значимость государственных учреждений и поведение отдельных людей.