Через десять дней после того, как американские спецслужбы возложили вину за совершенный в октябре прошлого года взлом серверов Национального комитета Демократической партии на российские власти, вице-президент Джо Байден (Joe Biden) пообещал, что правительство США «даст сигнал» Кремлю. Два месяца спустя Белый дом объявил о введении новых санкций против группы российских чиновников и компаний и выдворил из страны 35 российских дипломатов. Прошло полгода, и, судя по всему, этот сигнал полностью игнорируется.


Российские хакеры, которые с ликованием выдали содержание переписки Национального комитета Демократической партии, Колина Пауэлла (Colin Powell) и штаба Хиллари Клинтон, по-прежнему активно работают, на этот раз — на выборах во Франции и в Германии. И эта неспособность остановить авантюризм России в киберпространстве, по мнению аналитиков в области кибербезопасности, указывает на необычный сбой в цифровой дипломатии: даже после явной идентификации хакеров, стоявших за одной из самых наглых в современной истории атак государства на американские объекты, Америка до сих пор не придумала, как их остановить.


Раздразнили медведя


В своем недавнем докладе, в котором отслеживается деятельность связанной с Кремлем хакерской группы, известной как Pawn Storm или АПТ 28, или Fancy Bear, фирма Trend Micro, работающая в сфере кибербезопасности, выявила фишинговые сайты. Эти сайты, по словам специалистов фирмы, используются для несанкционированного получения данных и мошенничества в отношении избирательных кампаний, проводимых политиками левых взглядов Эммануэлем Макроном (Emmanuel Macron) и Ангелой Меркель (Angela Merkel) перед предстоящими выборами во Франции и Германии. Аналитики также обнаружили, что фишинговые домены были зарегистрированы в марте и апреле 2017 года, что не оставляет сомнений в том, что атаки начались значительно позже того, как в прошлом году американские власти предприняли попытки сдержать хакерскую деятельность русских.


«Похоже, мы наблюдаем обратный эффект. Однозначно, в своих атаках хакерская группа Pawn Storm даже не сбавляет темпов, — говорит аналитик фирмы Trend Micro Эд Кабрера (Ed Cabrera). — Они стали только смелее».


Выступая вчера на слушаниях в Сенате, директор ФБР Джеймс Коми (James Comey) ничуть не сомневался в отношении того, что ответные меры администрации Обамы остановили бы российских хакеров, и они остерегались бы вмешиваться в будущие американские выборы. «Я считаю, что одним из уроков, который русские могли бы извлечь из этого, является то, что тактика ответных мер работает, — заявил Коми, выступая перед членами Комитета Сената по разведке. — Полагаю, что они вернутся в 2018 году и особенно в 2020 году», когда в США будут проходить следующие президентские выборы.


Эта неспособность эффективно сдерживать Россию в ее попытках проводить так называемые «операции влияния» с похищением и организацией утечки документов не означает, что сдерживание, как способ пресечения деятельности поддерживаемых государством хакеров, неэффективно, говорит стратег фонда New America Foundation Питер Сингер (Peter Singer). Это означает, что Соединенные Штаты просто не довели дело до конца. «Ни о каком сдерживании преступлений в киберпространстве не может быть и речи, если именно так отвечаем на самые серьезные кибератаки в истории, — Сингер. — Мы послали сигнал не только группе APT28 или России, но всем государственным и не связанным с государством злоумышленникам, дав им понять, что наш ответ не будет сопряжен с большими затратами, но он будет эффективным».


Решение администрации Обамы о введении санкций против российских компаний и хакеров, выдворении дипломатов и аресте двух принадлежащих российским дипломатам загородных резиденций на территории США было «недостаточным и запоздалым», написал Сингер в своем докладе, представленном Комитету Палаты представителей по вооруженным силам в прошлом месяце. На то, чтобы реализовать эти ответные меры, отметил он, понадобилось более полугода, и к тому времени уже даже специалисты по кибербезопасности, работающие в частном секторе, пришли к единому мнению о том, что за кибератаками стоит Россия. Но даже эти санкции оказались недостаточно болезненными для российского высшего руководства, утверждает Сингер.


Болезненные точки


Вместо этого, говорит Сингер, Соединенные Штаты должны были предпринять такие ответные меры, чтобы Путин ощутил их на себе лично — сообщить о его скрытых личных богатствах. «Ищите болезненные точки, через которые можно было бы оказывать влияние на российских олигархов», — говорит Сингер. Он указывает на то, как разозлился Путин из-за утечки «панамских документов» из офшорной юридической фирмы Mossack Fonseca, в результате чего стало известно о части тайных богатств главы российского государства. «Покажите, где все это спрятано, — говорит Сингер. — Сделайте так, чтобы усложнить им жизнь».


В более широком смысле российские чиновники боятся фактов разоблачения их злоупотреблений и коррупционных действий, — говорит аналитик по вопросам кибербезопасности и внешней политики Центра стратегических и международных исследований Джим Льюис (Jim Lewis). Такого рода ответные утечки информации, говорит он, могут стать ценной картой, которую США могли бы разыграть. «Нам надо подумать, хотим ли мы действовать в ответ более агрессивно, считает — говорит Льюис. — Мы должны подумать над тем, как сделать их дальнейшие действия в этом направлении более болезненными для них».


В декабре прошлого года вслед за введением санкций Льюис в интервью изданию Wired сказал, что, как ему кажется, они действительно достаточно жесткие и вызывают раздражение Кремля — он назвал их «самым жестким действием в ответ на шпионаж русских со времен холодной войны». Однако в какой бы степени эти действия нам ни помогали, говорит Льюис, их сдерживающий эффект на наших союзников вроде Франции и Германии, похоже, не распространяется. По этой причине хакеры из группы Pawn Storm нацелились на избирательный штаб Макрона (по словам работников штаба Макрона, попытка взлома была неудачной), а также на политические структуры Германии — в том числе на аналитический центр, связанный с партией канцлера Германии Ангелы Меркель «Христианско-демократический Союз» и на немецкий парламент. В результате последней хакерской атаки действительно были украдены документы, которые в преддверии сентябрьских выборов в Германии еще могут просочиться в прессу — в рамках очередной попытки России дестабилизировать Евросоюз.


«Русские, судя по всему, воспринимают санкции лишь как меры, распространяющиеся на действия против США, — говорит Льюис. — На коллективном уровне мы должны подумать о том, где НАТО и ЕС могут принять меры».


Бездействие


Что поднимает третью проблему стратегии США в отношении цифровой дипломатии: недостаточная готовность администрации президента Трампа выполнять свои обязательства перед европейскими союзниками и то, что она смягчает позицию Обамы, не способствует пресечению действий русских, а лишь придает русским больше смелости и подстегивает их. Трамп даже продолжает публично сомневаться в том, что хакерские атаки на серверы демократов в ходе избирательной кампании 2016 года были инициированы, в первую очередь, в России, несмотря на то, что его собственные спецслужбы неоднократно указывали на причастность Кремля. Через три с лишним месяца после того, как Трамп на какое-то время признал причастность России, на этой неделе он снова высказал ни чем не подкрепленную мысль о том, что это «мог быть и Китай».


Это отсутствие желания даже упоминать Россию (не говоря уже о сдерживании ее следующей атаки) ставит Соединенные Штаты в весьма затруднительное положение, говорит Питер Сингер. Он отмечает, что даже республиканские лидеры — такие как Митч Макконнелл (Mitch McConnell) и Пол Райан (Paul Ryan), которые критиковали санкции, введенные Обамой, называя их слишком мягкими или запоздалыми, теперь решительно выступают за то, чтобы просто оставить санкции в силе, а не за то, чтобы их отменить. «Слишком мягкий ответ на что-то означает сделать больше, чем ничего не делать, — говорит Сингер. — Именно этим мы с тех пор и занимаемся».


Все это означает, что понятия сдерживания хакерских атак России на процесс выборов и гражданское общество на данный момент не существует. Настраивайтесь на то, что привычка Кремля вмешиваться в выборы будет только укрепляться, и ситуация будет ухудшаться — пока кто-нибудь не даст ему причину не делать этого.