Первые сто дней президентства Дональда Трампа четкого ответа на вопрос о перспективах белорусско-американских отношений не дали. Однако события самого последнего времени вызывают определенное беспокойство.

 

Белорусское руководство продвигает прагматизм в отношениях


9 мая в Атлантическим совете США в Вашингтоне состоялась конференция «Между Востоком и Западом: Белоруссия на перекрестке». Официальное мнение там выражал заместитель главы внешнеполитического ведомства Олег Кравченко. Он также провел встречи в Госдепартаменте и аппарате комитета Сената по иностранным делам.


В последние годы присутствие высокопоставленных белорусских чиновников на такого рода мероприятиях на американской земле было событием не частым. Впрочем, если принять во внимание, что нынешнее было организовано с участием Джеймстаунского фонда, ведущие сотрудники которого неоднократно бывали в Минске, причем встречались даже с Александром Лукашенко, то большого удивления не возникает.


Как и следовало ожидать, основной упор белорусским представителем был сделан на двустороннее сотрудничество в вопросах безопасности. В качестве позитивных примеров действий официального Минска в этой сфере дипломат привел добровольный отказ Белоруссии от ядерного оружия, обеспечение транзита военных грузов для американского контингента в Афганистане, взаимодействие правоохранительных органов двух стран.


Таким образом, очевидно, что белорусская сторона в очередной раз пытается поставить во главу угла в отношениях с США прагматическую составляющую, уводя при этом на задний план проблемы с демократией и правами человека.


Правда, следует отметить, что на сей раз они были признаны «одним из самых значимых элементов всего диалога». Подобное смягчение позиции свидетельствует о том, что обострение отношений с Вашингтоном Минску сейчас не с руки.

 

Что надеются получить от Америки?


Прежде всего, естественно, Минску нужен стандартный экономический комплект: инвестиции, технологии, кредиты. В частности, власти просят заем в 3 миллиарда долларов у МВФ, в котором США играют одну из ведущих ролей.


Кроме того, наверное, хотелось бы увеличить товарооборот. В прошлом году наметились некоторые сдвиги, но все равно один процент от общего объема белорусской внешней торговли, приходящийся на первую экономику мира, выглядит не слишком солидно. Особенно если учесть, что на Белоруссию при этом приходится примерно 5 тысячных (!) процента американской торговли.


В еще сравнительно недавние времена этими желаниями дело бы, скорее всего, и ограничилось. Однако политическая обстановка в мире существенно изменилась, возникли новые потребности.


Речь, разумеется, идет о резко возросшей агрессивности России, что, несмотря на все регулярные заверения в братской дружбе, вряд ли может не беспокоить белорусское руководство. В сложившейся ситуации ему очень нужна солидная внешнеполитическая поддержка, оказать которую способен только Запад, и в первую очередь именно Вашингтон.


В пользу этого предположения говорит то, что в течение последних полутора лет на самом высоком уровне в адрес Америки практически не звучало критических высказываний. Напротив, Лукашенко неоднократно отмечал, что нормализация отношений с ней является непременным условием успеха внешней политики Белоруссии.


Можно также вспомнить активное продвижение белорусским руководителем идеи формального подключения американцев к разрешению российско-украинского конфликта.

 

Если Путин договорится с Трампом


Что же касается позиции новой американской администрации, то до сегодняшнего дня не появилось серьезных оснований для каких-либо заключений на сей счет.


Из имеющихся фактов можно, пожалуй, выделить лишь продление Белым домом моратория на санкции против ряда белорусских предприятий и выраженную американским посольством в Минске озабоченность в связи с жесткими мерами против участников мирных акций в День Воли.


То есть, с одной стороны, вроде бы продемонстрировали пряник, с другой — кнут. Но в обоих случаях, по сравнению с аналогичными ситуациями в прежние годы, такие действия представляются рутинными. Что, впрочем, вполне объяснимо — у новой администрации сейчас масса внутренних и гораздо более важных внешнеполитических проблем.


В свете этого представляется достаточно логичным допущение, что главной целью контактов Кравченко в Вашингтоне было выяснение настроений партнеров.


Об итогах этих консультаций информации, как и следовало ожидать, не поступило. Поэтому попытаемся сделать выводы, исходя из неких общих соображений.


После избрания Трампа рассматривались три возможных сценария: сближение Америки с Россией, усиление противостояния между ними и примерное сохранение статус-кво. Первые два виделись для Белоруссии неблагоприятными (по причине вероятной активизации Москвы на белорусском направлении), тогда как третий оставлял шанс на более или менее нормальное развитие событий.


Теперь, похоже, все более вероятным становится первый вариант. На днях Трамп принял главу российской дипломатии Сергея Лаврова, после чего было объявлено о предстоящей встрече американского президента с Владимиром Путиным в Германии.


Более того, сразу вслед за Лавровым в Овальном кабинете побывал Генри Киссинджер, считающийся «доверенным лицом» российского президента. По мнению западных экспертов, он готовит некую сделку с Кремлем.


Если эти предположения верны, то нельзя исключать, что в число ее условий войдет согласие США на то, чтобы пространство СНГ стало зоной влияния Москвы. Со всеми вытекающими отсюда для Белоруссии отрицательными последствиями.