Когда украинское правительство приняло решение о запрете российских интернет-сервисов, таких как поисковик Яндекс и социальная сеть ВКонтакте, это выглядело как очередной пример склонности Украины подражать худшим российским привычкам и поступкам, хотя сама она ведет речь о том, что стала членом европейского сообщества. Но данный запрет является составной частью идущих на Западе дебатов о том, являются ли такие платформы медийными компаниями или беспристрастными посредниками.


Поддержанное Россией сепаратистское восстание на востоке Украины продолжается, а аннексированный Крым все прочнее срастается с Россией. В этих условиях Киев запрещает российские телеканалы, останавливает воздушное сообщение между двумя странами и объявляет вне закона услуги по переводу денежных средств, которыми пользовались миллионы украинских мигрантов, работающих в России и посылающих деньги на Украину своим семьям. Но интернет-сервисы появились в списке запретов впервые.


ВКонтакте — это клон Фейсбука, где много пиратского контента, такого как музыка и фильмы. А Яндекс — это российская поисковая система номер один. У них на Украине — огромная аудитория. В апреле сеть ВКонтакте посещали 13 миллионов украинцев, благодаря чему она стала в стране третьим по популярности сайтом после Google и YouTube. Яндексом пользовались 11 миллионов человек, и его доля в украинском поисковом трафике приближалась к одной трети. Google же контролирует большую часть рынка. Украинский президент Петр Порошенко запретил не только этих лидеров рынка и популярный бесплатный почтовый сервис mail.ru, но и российское программное обеспечение для бухгалтерского учета, доля рынка которого на Украине близка к 25%, а также две российские антивирусные системы, включая Касперского.


Московские официальные лица не поскупились на комментарии по поводу этого решения. «Блокируя массовый популярный ресурс, вы дискредитируете власть, так как показываете, что решение власти нереалистично, его можно обойти», — сказал заместитель министра связи Алексей Волин, известный тем, что он сам часто выступает за блокирование сайтов в России. Москва закрыла доступ к ресурсу LinkedIn, потому что эта компания отказалась разместить свои серверы в России в соответствии с принятым недавно законом о защите данных. Ходят слухи, что популярный мессенджер Telegram станет следующим, потому что он не делится с властями никакими данными. Режим президента Владимира Путина, научивший миллионы граждан пользоваться анонимайзерами и виртуальными частными сетями, определенно не вправе читать нотации соседям о бессмысленных запретах в интернете.


Но даже на самой Украине решение Порошенко вызвало переполох и изумление. Во-первых, страны Евросоюза не блокируют интернет-ресурсы, а Украина стремится когда-нибудь вступить в ЕС. Сходство с российскими методами также вызывает тревогу, и многие задают вопрос о том, чем Украина отличается от России, если она прибегает к таким же методам. «Прекрасный клуб», — сухо прокомментировала случившееся главный редактор самого популярного на Украине онлайн-издания «Украинская правда» Севгиль Мусаева, перечислив другие страны, которые ограничивают доступ к социальным сетям: Россия, Мьянма, Вьетнам, Тунис, Сирия, Иран, Саудовская Аравия, Китай, Северная Корея.


Украинский запрет вряд ли сильно навредит российским компаниям. Этот рынок настолько беден, что Яндекс и Mail.Ru Group, которая владеет зарегистрированными на западных биржах сервисами ВКонтакте и Mail.Ru, в один голос объявили, что решение Киева не отразится на их прогнозных отчетах о прибылях и убытках. А вот украинские пользователи, которым в своей цифровой жизни придется перемещаться на другие сайты, пострадают больше.


Сторонники этой меры утверждают, что она не является нарушением свободы слова. «Сегодня любой может пойти к дому президента и расписать его забор нецензурной лексикой, — написал депутат Сергей Высоцкий. — Давление на свободу слова настолько ужасно, что финансируемое государством общественное телевидение расследует коммерческую деятельность президента и высшего руководства страны».


На самом деле, даже если Украина найдет способ заблокировать российские интернет-сервисы (у ее провайдеров зачастую нет для этого средств, и даже «Великий китайский файрвол» можно обойти), украинцы все равно смогут свободно высказываться на других платформах. Например, никто не запрещает Facebook, Twitter, Instagram и YouTube, хотя Украина, как и Россия, бросает людей за решетку за размещение материалов, которые суды считают экстремистскими.


Здесь интересно узнать мотивировку самого Порошенко. В своем сообщении на страничке ВКонтакте президент написал: «Гибридная война требует адекватных ответов на вызовы. Поэтому в целях воздействия на оппонентов и контрпропаганды моя команда использовала страницы в некоторых российских соцсетях. Но массированные кибератаки РФ по всему миру, в частности, — недавнее вмешательство в избирательную кампанию во Франции, указывают, что пришло время действовать иначе и более решительно».


Получается, что для Порошенко российские сетевые платформы — это вражеские средства массовой информации, а не объективные информационные ресурсы. В чем-то он прав.


Яндекс гордится своей объективностью в сборе новостей. Но в конце марта, когда десятки тысяч россиян по всей стране вышли на демонстрации протеста против коррупции, сервис «Яндекс.Новости» долгое время ничего не сообщал об этих митингах. Компания объяснила, что ее алгоритмы просто собирали то, что сообщали крупные СМИ, поскольку по закону она может использовать материалы только официально зарегистрированных средств массовой информации. Но крупные СМИ в подавляющем большинстве контролируются государством. Менеджеры Яндекса знают об этом, однако если они внесут изменения в свои алгоритмы и станут пользоваться более разнообразными источниками, это может убить компанию и ее бизнес.


Даже другой клон Google под названием «Яндекс. Карты», который точнее Google.Maps на территории бывшего СССР, и тот не свободен от влияния политики. Российским посетителям этот сервис показывает Крым как часть России, а украинским — как регион Украины. (Google нашел компромиссное решение: в России он показывает международную границу между Крымом и Украиной, а в остальных странах — странную пунктирную линию.)


У сети ВКонтакте традиционно более молодая и пророссийски настроенная аудитория, чем в других соцсетях. Ей отдают предпочтение сепаратисты на востоке Украины, не доверяя американским социальным сетям. Кроме того, им нравится ее лучше оформленный русскоязычный интерфейс. Подобно Фейсбуку, ее алгоритмы помогают людям забираться в изолированные информационные пузыри, где встречаются им подобные люди. Эта сеть со штаб-квартирой в Москве не удаляет в таких сообществах оскорбительные, порой призывающие к насилию антиукраинские посты, как поступает Фейсбук, когда пользователи начинают жаловаться. Она поступает так из-за того, что любые удаления такого рода вызовут раздражение у властей и у многих настроенных против Украины пользователей.


Социальные сети — российские, американские и все прочие — откровенно лицемерят, когда говорят, что они не более чем компании информационных технологий. Они активно управляют контентом, направляя его тем или иным пользователям, а также содействуют выбору, который помогает пропагандистским кампаниям и усиливает средства пропаганды. На методы работы соцсетей неизбежно влияет политический климат в их странах, в том числе, в США. Фейсбук и Твиттер регулярно отвечают на критику политиков и активистов гражданского общества, удаляя аккаунты, запрещая или восстанавливая посты, пользуясь услугами тех, кто проверяет достоверность информации (причем зачастую делает это тенденциозно) с целью удаления «фейковых новостей».


Запреты на любой информационной платформе и в любой стране достойны порицания. Но осуждать следует и сомнительные претензии этих платформ на нейтральность. Порошенко своими неуклюжими действиями попытался вывести российские платформы на чистую воду.


Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.