В понедельник агентство The Associated Press сообщило, что Флинн не намерен подчиняться запросу, выданному Сенатом, в результате чего возникает очевидный вопрос: можно ли ему игнорировать этот запрос?


Ответ на этот вопрос — положительный. Таким же образом можно отказаться выполнять приказ полицейского. То есть Флинн может отказаться, но это чревато последствиями.


Адвокат по федеральным уголовным делам в штате Коннектикут Тодд Бассерт (Todd Bussert) в понедельник беседовал по телефону с представителем издания The Washington Post и объяснил, что может произойти в результате отказа Флинна подчиниться требованию предоставить необходимые документы.


По словам Бассерта, когда речь идет о документах, Пятая поправка «не предусматривает одинаковой степени защиты».


«Действия конгресса аналогичны тем действиям, которые предпринимаются в контексте уголовного дела, — сказал Бассерт. — Часто вы видите, что в организацию или к физическому лицу приходят работники прокуратуры или правоохранительных органов, работающих совместно с прокуратурой, и собирают документы. У тех могут быть обоснованные претензии с учетом положений Пятой поправки — их нельзя принуждать говорить с агентами или с кем-то еще. Но они не могут отказаться выполнять требование о передаче документов. Вы их обязаны предоставить — даже если они и могут быть уличающими».


Иначе говоря, Пятая поправка защищает вас от дачи инкриминирующих показаний против себя — но она не защищает вас от того, что вы говорили в прошлом. Точно так же и документы являются формой поведения в прошлом, на которое действия Пятой поправки не распространяется.


Для Флинна риск заключается в том, что комитет Сената, запрашивающий документы, может проголосовать за то, чтобы обвинить его в невыполнении судебного требования. Если члены комитета это сделают, то Сенату в полном составе будет предложено высказать свое мнение по этому вопросу. И если Сенат согласился обвинить Флинна в невыполнении запроса, дело будет передано в прокуратуру США в Вашингтоне для предъявления (ему) уголовного обвинения. Другими словами, Флинн может быть признан виновным в таком преступлении, как сокрытие документов, и ему может грозить тюремный срок — независимо от того, о чем говорится в этих документах.


Правда, для этого Сенат, контролируемый республиканцами, должен проявить политическую волю. Но, как отмечает Бассерт, у них есть достаточные основания для того, чтобы принять жесткую позицию и подвести в этом деле черту.


«Конгресс заинтересован в том, чтобы предъявить обвинение в несоблюдении требования, вероятно, под воздействием того внимания общественности, которое привлекает это дело, — сказал он. — Если какой-то конкретный вопрос привлекает значительное внимание, конгресс может не захотеть демонстрировать общественности, что они готовы позволить кому-то игнорировать требование о предоставлении документов».


Своевременный доклад Научно-исследовательской службы Конгресса (CRS), опубликованный в этом месяце, показывает, в какой степени и в каких случаях полномочия Конгресса в проведении расследований ограничены. Если говорить коротко, полномочия Конгресса весьма широки, и за два столетия их применения был создан ряд механизмов, которые могут обеспечить разрешение ситуаций, подобных той, что сложилась с Флинном, в пользу Конгресса.


С тех пор, как в 1979 году Сенат получил право обращаться в правоохранительные органы с требованием привлечения к судебной ответственности за отказ выполнять запросы о предоставлении документов или даче показаний, сенаторы воспользовались своими полномочиями шесть раз. Но в отношении представителей органов исполнительной власти они не применяли их ни разу (по данным CRS, совсем недавно Сенат обвинил в неисполнении распоряжения исполнительного директора Backpage.com за отказ передать необходимые документы).


Учитывая, насколько серьезны вопросы в отношении Флинна (вопросы о том, занимался ли он противозаконным лоббированием интересов Турции и вел ли он недопустимые разговоры с русскими в ходе избирательной кампании 2016 года), обвинение Сената в невыполнении запроса о предоставлении документов является довольно мягким. Если же предположить, что команда Флинна на самом деле отказывается выполнить этот запрос, тогда вполне возможно, что они принимают стратегическое решение, согласно которому риск попасть в тюрьму за невыполнение предписания не так высок, как риск оказаться за решеткой, если Сенат получит эти документы.