«В долгосрочный период глобальная геополитическая мечта российского национализма состоит в том, чтобы на смену Европейскому Союзу, союзничающему с Соединенными Штатами, пришла новая Евразия, простирающаяся от Атлантического побережья Европы до Владивостока, где Россия будет играть роль гегемона. В настоящее время Путин сеет раздоры на Западе, главным образом в оборонительных целях».


Это мнение украинского политолога Антона Шеховцова, одного из главных европейских специалистов в сфере взаимоотношений Кремля с популистскими движениями, приглашенного профессора австрийского Института гуманитарных наук, которым он поделился в разговоре с нашим изданием.


Шеховцов прибыл в Рим на конференцию, организованную Атлантическим советом и Институтом социальных наук и стратегических исследований и посвященную стратегиям российского влияния в Европе. Он говорит: «Путин — бывший агент КГБ, но, как часто говорится, бывших агентов КГБ не бывает. Существует руководство по принятию „активных мер" по противодействию Западу из учебников КГБ, и Путин следует этому руководству. Точно так же, как Запад дестабилизировал в свое время Советский Союз, доведя его до распада, он может дестабилизировать и путинский режим. Чтобы этого избежать, президент пытается действовать на опережение».


Шеховцов глубоко изучал отношения Кремля с крайне правыми движениями, в сентябре лондонское издательство Routledge выпустит его книгу «Россия и западные крайне правые: черное танго». Автор подчеркивает, что является «политологом, занимающимся доказательствами, а не слухами»: вместо того чтобы подогревать конспирологические сценарии, он предпочитает пересматривать факты заново.


Говоря о французском Национальном фронте, он утверждает: «Некорректно говорить, что партия финансировалась Россией. Она получила деньги в долг и должна будет их вернуть. Более основательное доказательство финансирования связано исключительно с незначительной польской крайне правой группировкой, не имеющей большого влияния».


Относительно Голландии Шеховцов уточняет: «Партия свободы Вилдерса на самом деле не является пророссийской, несмотря на то, что ее евродепутаты исправно голосуют за пропутинские резолюции крепкого ядра, состоящего из Национального фронта, Лиги Севера и Австрийской партии свободы».


Между Путиным и крайне правыми движениями поддерживаются крепкие отношения в двух секторах: «Первый — это огромное пространство, предоставляемое представителям этих движений в СМИ, связанных с Кремлем, таких как Sputnik, RT или „Голос России". Второй — использование наблюдателей, состоящих в этих или иных движениях, чтобы обеспечить налет легитимности на избирательных процессах, проводящихся на территории Абхазии, Приднестровья, Южной Осетии, Крыма и Донбасса, которые в противном случае представляются сомнительными с точки зрения закона. Оба этих инструмента нужны, чтобы продемонстрировать общественному мнению в России, что Путин не находится в изоляции».


Именно поэтому такой сильный резонанс получило заявление президента Франции Эммануэля Макрона против российских «органов влияния», сделанное как раз тогда, когда рядом с ним был Путин.


В то время как внимание уделяется пропутинским настроениям среди левых сил (например, в лейбористской партии, возглавляемой Джереми Корбином), сохраняется противоречие между антифашистской риторикой, на которой продолжает настаивать Россия, и взаимодействием с партиями, имеющими немало общего с фашизмом. Через десять лет после окончания Великой Отечественной войны коммунистический СССР без лишних угрызений совести взялся финансировать немецкие неонацистские группировки, чтобы воспрепятствовать присоединению Германии к НАТО. К тому же в рамках риторики, восходящей ко временам СССР, под словом «фашист» подразумевается просто «враг России». Если фашист становится другом, то он по определению перестает считаться фашистом.