Никто не вправе указывать Турции, с кем и какие проекты реализовывать и какую внешнюю политику проводить. Однако вместо мира и процветания, о которых говорят инициаторы проекта, «Турецкий поток» станет дополнительным дестабилизирующим фактором с долговременными негативными последствиями для всего Черноморского региона, Балкан, Центральной и Восточной Европы.


23 июня Владимир Путин, находясь на борту громадного судна Pioneering Spirit швейцарской компании Allseas Group, провозгласил начало строительства подводной части трубопровода «Турецкий поток». Церемония «запуска укладки труб» была, разумеется, тщательно подготовлена и показана по российскому телевидению в лучших традициях постановочных шоу с участием российского президента. Путин в присутствии главы Газпрома Миллера нажал какую-то кнопку и сказал: «Поехали!». Затем прямо с борта судна он позвонил своему турецкому визави Реджепу Тайипу Эрдогану, с которым говорил минут пятнадцать. На другом конце телефонной линии все то же российское телевидение показало Эрдогана, сидящего в кожаном кресле в аэропорту города Кайсери. В конце разговора он дважды сказал «спасибо» по-русски. У Путина с турецким оказалось, видимо, не так хорошо, и он взаимностью не ответил.


Все происходящее можно было бы счесть очередным проектом информационной войны Кремля против здравого смысла, если бы не элементы расшифровки разговора, позже размещенной на официальной веб-странице турецкого президента.


«Я сердечно приветствую вас, мой дорогой друг, и всех тех, кто присутствует на церемонии, и тех, кто работал над осуществлением этого исторического проекта, — сказал Эрдоган. — Такие проекты занимают особое место в наших политических и экономических отношениях, поскольку создают взаимозависимость и служат их страховкой. Энергетические проекты между нашими странами, особенно касающиеся поставок природного газа, были важной и надежной частью безопасности поставок энергоресурсов в течение почти 30 лет. Россия с ее огромными ресурсами природного газа и сильной инфраструктурой является главным энергетическим игроком в регионе. Российская Федерация также является надежным и стабильным партнером нашей страны в энергетике. Мы решительно настроены дальше развивать наше партнерство и усиливать нашу дружбу. Наша дружба окрепнет еще больше с реализацией таких масштабных проектов, как атомная электростанция Аккую и Турецкий поток, которые, как мы надеемся, будут закончены в ближайшем будущем».


«Я хочу подчеркнуть, мой дорогой друг, что вы внесли огромный вклад в этот проект, — продолжил турецкий президент. — «Турецкий поток» станет гарантией того, что российский природный газ, поступающий в Турцию на данный момент через Западный маршрут и «Голубой поток», будет приходить в Турцию без зависимости от транзита через газопроводы какой-либо другой страны. «Турецкий поток» является замечательным символом нашего взаимовыгодного подхода и нашей внешней политики, которая предполагает, что энергетика должна стать объединяющим инструментом мира, а не источником конфликта в международных отношениях. Мой дорогой друг, у нас с вами есть одна общая черта, особенность. Мы — лидеры, которые любят поднимать планку, потому что мы верим, что наши страны, наши народы и наша общая география заслуживают большего. Мы осуществим еще большие и всеохватывающие проекты вместе в ближайшей перспективе. Я благодарю всех, кто вложил свои усилия в этот процесс. Я надеюсь, что проект «Турецкий поток» и наши инициативы в этой сфере дадут позитивные результаты нашим странам и региону».


Западный маршрут, упомянутый президентом Эрдоганом, — это трубопровод, который проходит через Украину, Румынию и Болгарию и по которому ежегодно транспортируется до 16 млрд кубометров газа в Турцию, в район Стамбула. Фактически через этот газопровод снабжаются газом огромный мегаполис с населением более 20 млн человек и обширная промышленная зона вокруг него. Поставки газа по этому маршруту никогда, за исключением периода «газовой войны» 2008-2009 гг., развязанной Россией, не давали повода усомниться в его надежности. Более того, учитывая, что этот маршрут транспортировки газа является частью украинской газотранспортной системы (ГТС), холодной зимой 2010-2011 гг. Украина по просьбе Турции поставляла дополнительные объемы газа, когда «Газпром» отказался это сделать. В случае запуска даже одной нитки «Турецкого потока» такая возможность будет исключена.


Какие же «позитивные результаты», упомянутые турецким президентом, ожидают регион в случае запуска «Турецкого потока«?


Во-первых, Украина — стратегический партнер Турции — лишится платежей за транзит 16 млрд кубометров газа, хотя при этом цена газа, который будет поступать в Турцию по новому маршруту, точно не будет ниже нынешней, поскольку газпромовские инвестиции в 9 миллиардов долларов надо как-то «отбивать».


Во-вторых, могут возникнуть проблемы с поставками газа в Болгарию по Западному маршруту ввиду отсутствия технологического газа. Наконец, в-третьих, Турция станет как никогда ранее зависимой от прихотей Газпрома, а значит, Кремля, который будет напрямую контролировать поставки газа что в западную часть страны — через «Турецкий поток», что в восточную — через «Голубой поток». Дополнительные поставки 6 млрд кубометров азербайджанского газа через газопровод ТАНАП, которые ожидаются с 2019 г., лишь в незначительной мере снимут напряженность, а других альтернативных российским источников газа в обозримой перспективе не предвидится.


Само собой разумеется, что никто не вправе указывать Турции, с кем и какие проекты реализовывать и какую внешнюю политику проводить. Нерушимо суверенное право Турецкой Республики выбирать себе друзей и партнеров. Однако вместо мира и процветания, о которых говорил президент Турции президенту России, «Турецкий поток» станет дополнительным дестабилизирующим элементом с долговременными негативными последствиями для военно-политического единства Европы. Ведь уже ни у кого не осталось сомнений, что Россия в ее нынешней ипостаси — это оккупант, захвативший часть суверенной территории Грузии в 2008-м и Украины в 2014-м. Россия поддерживает в Сирии кровавый режим Башара аль-Асада, против которого борется Турция, и десятилетиями сотрудничает с курдскими боевиками, которые являются одной из главных проблем для Анкары.


Наконец, Россия рассматривает НАТО в качестве главного врага, обвиняя альянс в продвижении к ее границам и проведении агрессивной политики, от которой Москва якобы защищается. Но ведь Турция — одна из ключевых стран НАТО, и устойчивость турецкой инфраструктуры в условиях возможных агрессивных действий условного противника является крайне важным фактором боеспособности юго-восточного фланга альянса. Именно против Турции направлены крымские «искандеры» и эскадрильи, и именно против турецкого флота укрепляется черноморский флот РФ. Кроме того, Турция ведет переговоры о вступлении в ЕС, а Брюссель не поддержал «Турецкий поток», учитывая и без того чрезмерную зависимость Турции от российского газа.


В разговоре двух президентов и комментариях специалистов в этой связи настораживает еще одна деталь. Россия и Турция уже весьма уверенно говорят о двух ветках «Турецкого потока», хотя ранее сообщалось о подписании соглашения, предусматривавшего строительство только одной из них.


Как выяснилось, на недавнем экономическом форуме в Санкт-Петербурге Газпром подписал соглашения с греческой компанией DEPA и итальянской Edison по реализации проекта «Посейдон», который предусматривает поставки российского газа от турецко-греческой границы в Италию. Этот проект в случае его реализации усложнит строительство трансадриатического газопровода ТАП, поддержанного ЕС и являющегося продолжением проекта ТАНАП. Проект Южного транспортного коридора ТАНАП-ТАП является кошмаром для «Газпрома», поскольку его конечной целью является выведение азербайджанского газа на европейский рынок, где до сих пор «Газпром» удерживал фактическую монополию на поставки газа трубопроводами.


В случае реализации планов Кремля по строительству двух веток «Турецкого потока» будет серьезно ослаблена энергетическая безопасность южного фланга НАТО, включающего Италию, Грецию, Болгарию, Румынию и Турцию. Прекращение поставок газа в нужный РФ и «Газпрому» момент может создать серьезные проблемы для потребителей в этих странах, включая критическую инфраструктуру безопасности.


Кроме того, Российская Федерация получит дополнительные основания для увеличения своего военного присутствия в северо-восточном Средиземноморье, как это уже произошло на Балтике после строительства «Северного потока». Турция и Греция рассматривались Израилем как вероятные пути транспортировки в Европу газа из гигантских месторождений возле Кипра. В случае строительства в регионе российских газопроводов вероятность реализации этих планов резко снижается. Если же будет построен еще и «Северный поток-2», то вместе с «Турецким потоком» и «Посейдоном» будет завершено «окружение» Центральной и Восточной Европы, рынок которой все еще слабо диверсифицирован и сильно зависит от поставок российского газа, обходными маршрутами. Понятно, что в этом случае газотранспортная система Украины будет фактически остановлена, поскольку практически весь газ пойдет в Германию на севере и в Италию на юге в обход территории Украины. Именно так будут выглядеть «позитивные» для Черноморского региона, Балкан, Центральной и Восточной Европы последствия строительства «Турецкого потока», о которых говорил Эрдоган.


Сегодня борьба против российских «потоков» еще продолжается. Даже Путин вынужден был признать, что «Турецкому потоку» еще предстоит завершить экологическую оценку проекта в турецких территориальных водах, и «Посейдон» пока остается на бумаге. Европейская комиссия все же отдает предпочтение проекту ТАНАП-ТАП, а без положительного решения Брюсселя путь «Газпрому» на рынки Греции и Италии через «Турецкий поток» закрыт, тем более что там нет необходимой инфраструктуры, на строительство которой, по экспертным оценкам, еще нужно найти от 700 миллионов до 1 миллиарда долларов.


Также остается слабая надежда, что Турция затеяла какую-то сложную игру, стремясь добиться от России определенных решений, например по Сирии или курдам, а также демонстрируя ЕС и США свои возможности проводить независимую политику. Ведь строительство того же «Турецкого потока» займет не один год, до 2019-го транзит «газпромовского» газа через Украину гарантирован согласно действующему контракту, который украинская сторона не нарушала. А там выборы в России и Турции, санкции делают свое дело, так что вроде бы переживать пока рано. Проблема только в том, что, имея дело с Путиным, никогда нельзя просчитать последствия. Подписанные с ним договоры ничего не стоят. В турецком политикуме уже появилась фраза-оправдание, которая звучит так: «Россия является угрозой, но не врагом». Что же, еще четыре года назад для Украины Россия была стратегическим партнером, и, как показывает нынешний опыт, в геополитических построениях очень важно не ошибиться с оценкой реальных и мнимых угроз, а также с выбором друзей и определением врагов.