Сэр, ранее, выступая на страницах вашей газеты («Письма в редакцию», 31 декабря 2015 года), я предположил, что Евросоюзу следует ясно понимать, по какой причине он хочет блокировать строительство трубопровода «Северный поток — 2». Аргумент Алана Райли (Alan Riley), приведенный 30 июня в разделе «Письма в редакцию» относительно того, что этот трубопровод нужно блокировать, поскольку «он усилит агрессора в его отношениях с Украиной и ослабит Украину», представляет собой политическую позицию, которая имеет мало общего с ситуацией в Европе в области поставок природного газа.


А оценка Ника Батлера (Nick Butler) в его блоге («„Северный поток — 2" — тест для влияния Германии», FT.com, 03.07.2017), согласно которому «политическим решением может быть направление „Северного потока — 2" в распоряжение юристов Еврокомиссии, которые смогут найти веские основания для отказа от этого проекта», противоречит заключению юридической службы самой Комиссии. Как известно, она пришла к выводу о том, что никаких оснований для остановки этого проекта нет.


Все это делает весьма странным утверждение Генерального директората по энергетике о существовании «юридического вакуума» и необходимости получить мандат, разработанный с представителями Российской Федерации и согласованный с ними. По словам президента Эстонии, «Северный поток — 2» является «политическим проектом без каких-либо экономических обоснований» (см. статью «Эстония будет использовать председательство в Евросоюзе для продвижения цифрового управления» (Estonia to use EU presidency to push digital governance, 03.07.2017).


Однако три крупнейшие европейские коммунальные и две нефте- и газодобывающие компании (они, как можно ожидать, хорошо информированы о том, будет ли нужен природный газ, а также о том, является ли этот проект экономическим) вложили по 1 миллиарду евро в его строительство. Я возвращаюсь к моему первоначальному аргументу: возражения против «Северного потока — 2» делаются почти исключительно по политическим мотивам, и поэтому основание для того мандата, которого добиваются его противники, является политическим. Им не следует смешивать политические взгляды с аргументами из области экономики, права, регуляции или безопасности поставок природного газа.

 

Профессор Джонатан Стерн является видным ученым. Он руководит программой исследований в области природного газа британского Оксфордского института энергетических исследований.