В конце мая Верховная рада Украины приняла закон с витиеватым названием «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно языка вещания аудиовизуальных (электронных) средств массовой информации». Хотя меняется суть всего одной статьи закона о телевидении и радиовещании, последствия коснутся тех 87% граждан, которые привыкли получать информацию о происходящем в стране с экранов телевизоров.


С октября текущего года все общенациональные телерадиоорганизации на Украине будут обязаны вещать на украинском языке не менее 75% еженедельного эфирного времени. Для местных теле- и радиостанций квота снижена до 60%. Для ТРК коренных народов украинская квота вещания составляет всего 30%. Вещание без дублирования разрешается, если репортаж ведется с места событий; также квоты не распространяются на речь приглашенных в студию и представителей коренных народов.


За нарушение закона предусмотрен штраф в размере 5% от общей суммы лицензионного сбора. Однако не считается нарушением транслирование программ и фильмов, созданных в СССР до 1 августа 1991 г., а также показ на протяжении года русскоязычной продукции, созданной или закупленной телекомпаниями до момента вступления закона в силу.


Принятый закон нельзя назвать нововведением, поскольку на протяжении 2006-2012 гг. на Украине уже действовали нормы, которые гарантировали вещанию на украинском языке 75% суточного эфирного времени телеканалов и радиостанций. Тогда это была просто общая норма. Ее должен был интерпретировать и следить за выполнением специальный регулятор — Нацсовет по вопросам телерадиовещания.


Однако в 2012 году это положение отменили так называемым «законом Колесниченка-Кивалова» — «Об основах государственной языковой политики». С марта 2014 по май 2017 из-за обжалования этого закона в Конституционном суде и перспектив его полной отмены вопрос выбора языка вещания практически не регулировался.


Об этой проблеме впервые открыто заявил президент Петр Порошенко на встрече с представителями украинской диаспоры в августе 2016 г., «передав привет» собственникам и топ-менеджерам некоторых телеканалов. «Господа, доля украинского языка у Вас непозволительно мала. И прежде чем проявить законодательную инициативу, предлагаю рынку вспомнить о совести и о саморегулировании», — сказал глава государства.


Президент имел в виду, прежде всего, популярные телеканалы «Интер» и «Украина», собственники которых ранее входили в число ближайших соратников Виктора Януковича и сейчас остаются у руля крупнейшей оппозиционной парламентской фракции — «Оппозиционного блока».


Оба телеканала действительно ведут вещание преимущественно на русском. Это подтверждает и проведенный в феврале 2017 г. мониторинг Нацсовета. На всех общенациональных телеканалах группы «Интер» (Интер, К1, К2, НТН, Ентер-фильм) доля украинского вещания в среднем не превышала 37%, а на главном — «Интере» — дотягивала едва до 26%.


Между тем, по данным Центра Разумкова, в 2016 г. украинский язык считали родным 69% жителей страны, а русский — 27%. При этом дома на украинском разговаривали 55%, на русском — 41%.


С другой стороны, претензии к существующему языковому дисбалансу в медиа высказывают и ученые, специализирующиеся на этнолингвистической проблематике на Украине. По словам главного научного сотрудника Института политических и этнонациональных исследований НАН Украины Владимира Кулика, и чиновники, и телеканалы не делают всего необходимого для поддержки государственного языка. «Они если и используют украинский язык, то в «плохое время», не в прайм-тайм, а среди ночи, или в новостях, а не в сериалах или ток-шоу, еще и ведущего приглашают русскоязычного», — сказал он.


Директор Института украинского языка НАН Украины, доктор филологических наук Павел Гриценко пошел еще дальше, назвав русский язык средством связывания народов СССР в единое целое, которое использовали КПСС и КГБ. «Они это понимали, и поэтому их наследники с ФСБ именно так и понимают роль русского языка, поэтому максимально используют эту доктрину языка в борьбе за сохранение подчиненности и зависимости от Кремля всех бывших республик СССР», — высказал мнение Гриценко. Несмотря на это, эксперт утверждает, что языковые квоты на телевидении — ложная цель и средство. «Если мы квотируем язык, песни на государственном языке, а другое время отдаем русскому, то тем самым — на подсознательном уровне — отсылаем слушателей, зрителей на пространство России, делаем из них русских (хоть и второго сорта), со всеми составляющими «русского мира»», — добавил Гриценко.


Между тем критики языковых квот на телеканале «Интер» утверждают, что «вопрос в отношении к правам человека» и что квоты ущемляют «права миллионов граждан Украины, для которых русский язык является родным». Кроме того, по мнению телеканала, имплементация закона приведет к падению популярности украинского телевидения. «Невозможно создать в нужном объеме качественный контент на украинском языке или в таких же объемах сделать качественный дубляж — следовательно, ухудшится качество телевизионного продукта на украинском языке. Емкость украинского телевизионного рынка не позволит создать качественный разножанровый украиноязычный продукт в объемах, которых требует данный закон… многие зрители имеют возможность альтернативного смотрения каналов, которые их устроят, через интернет-платформы и спутник», — отмечается в заявлении телеканала.


Эксперты, анализирующие тенденции в телепространстве и работу телеканалов, не согласны ни с одной из приведенных заинтересованными сторонами крайностей. По словам Уляны Фещук, замглавы Нацсовета по вопросам телерадиовещания, закон вряд ли повлияет на телепросмотр, поскольку практически все на Украине понимают украинский язык. «Когда раньше действовала квота 75%, все прекрасно понимали телевидение, доля телепросмотра точно не упала. На самом деле, люди стали больше говорить на украинском», — сказала она. К тому же, напомнила Фещук, квотирование 50/50 для региональных телеканалов позволит там, где есть спрос, транслировать достаточно программ на других языках.


Исполнительный директор Независимой ассоциации телерадиовещателей Катерина Мясникова тоже не считает, что закон повредит украинскому телевидению и приведет к оттоку зрителей. Однако она согласна и с тем, что изменения не в лучшую сторону коснутся телеканалов со значительной долей русскоговорящих зрителей, таких как «Интер». При этом Мясникова указывает на то, что могло быть и хуже. «Я убеждена, что для эффективной имплементации закона нужен переходный период. Именно переходный, а не такой, когда процесс просто затягивался и тормозился. Но если сравнивать с другими инициативами, где было 100% украинского языка и абсолютно дискриминировались права нацменшинств, то этот имеет потенциал компромисса и действенности», — отметила она.


Однако возможно, что в принятом законе есть и другая сторона. Авторы законопроекта — народные депутаты Виктория Сюмар и Николай Княжицкий — не только известные медиа-персоны на Украине, но и члены команды «Народного фронта» — политической силы экс-премьера Арсения Яценюка и секретаря Совета национальной безопасности и обороны (СНБОУ) Александра Турчинова.


Именно из недр СНБОУ появилась идея запретить российские соцсети. И Виктория Сюмар активно выступала адвокатом такой жесткой политики. А Николай Княжицкий еще в марте 2014 предлагал законодательно оформить создание нового госканала на базе частной собственности «Интера».


Журналисты-расследователи «Украинской правды» также заявили о заинтересованности руководства «Народного фронта» в получении контроля над оппозиционным «Интером», якобы с помощью судов, силового давления и поддержки одного из бывших акционеров — экс-главы СБУ Валерия Хорошковського.


Таким образом, существует угроза, что забота об украинском языке может быть просто использована политиками как средство расправы с оппонентами и для захвата чужой собственности под предлогом борьбы с «агентами влияния» России. И хотя есть причины полагать, что такое влияние на телеканалах действительно могло иметь место, применение кремлевских методов лжи и узаконенного насилия ради захвата и удержания власти тоже можно считать диверсией против украинского государства.