Мы постепенно приближаемся к концу пьесы, которая ставится на сцене Ближнего Востока. Сколько в ней актов — сказать сложно, но, по крайней мере, первый вот-вот завершится.


Прежде всего, давайте вспомним, что было после оккупации Ирака. США, которые пришли в Ирак во имя демократии (!), очень скоро стали говорить о трехчастной структуре в этой стране.


В дальнейшем туркмены в Мосуле, Киркуке и Телафере столкнулись с сильным давлением со стороны Барзани. Их дома опечатывались, кадастровые книги сжигались, вся демографическая структура региона была перевернута вверх ногами.


В результате этих притеснений туркмены были вынуждены массово мигрировать. В дальнейшем возникла марионеточная организация ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.). Это стадо убийц, которые называют себя мусульманами, во всей красе показало, как оно служит исламу, убивая мусульман.

 


В Мосуле силы, которые якобы входят в состав иракской армии, бросили свои танки, ружья, не произведя ни одного выстрела, и передали этот город террористической организации ИГИЛ.


Далее наступила другая часть пьесы. На поле боя под предлогом борьбы с ИГИЛ были выведены пешмерга, и с командой «Мотор!» начался голливудский фильм по американскому сценарию. Барзани, говоря «Я борюсь с ИГИЛ», на 35% увеличил свои территории.


Кровожадная марионеточная организация ИГИЛ была изгнана из Мосула. Так во многом был расчищен путь к микрогосударству под американским мандатом.


Фактор, который повлиял на принятие Барзани решения о проведении референдума в ближайшем сентябре, — разумеется, не движение за независимость. Отныне структурам, которые, как предполагается, управляют миром, нужны микрогосударства, а не государства-нации. И самый очевидный пример этого мы наблюдаем в Ираке и Сирии.


Сейчас некоторые увлеклись идеей о том, что решение Барзани о референдуме не будет иметь силы. Но все с точностью наоборот, Барзани до конца будут поддерживать США и Россия. США — понятно, но почему Россия, спросите вы?


По меньшей мере в течение 20 лет российская нефтяная компания «Роснефть» будет добывать значительную часть нефти в Северном Ираке и вести новые разведывательные работы.


Теперь перейдем к главному вопросу. В 1926 году Турция подписала в Анкаре договор с Ираком и Великобританией, под мандатом которой он находился, и этот договор определил нынешнюю турецко-иракскую границу.


С этим документом Турция отказалась от своих прав на Мосул и Киркук, которые были включены в Национальный пакт Турции 1920 года. После референдума Мосул и Киркук будут относиться не к иракскому государству, а к микрогосударству под мандатом США.


В таком случае анкарский договор будет аннулирован. Может ли Турция восстановить свои права после аннулирования этого соглашения?


Мосул и Киркук, которые станут турецкими землями в силу того, что после аннулирования международных соглашений происходит возвращение к ситуации, которая имела место до этих соглашений, снова станут приоритетными вопросами внешней политики Турции.


Турция имеет право потребовать Мосул и Киркук назад. В то же время права наших туркменских братьев, число которых до сих пор переваливает за миллион, находятся под гарантией турецкого государства.


Поэтому в случае если будет проявлена такая решимость, мы можем вернуть то, что отдали сто лет назад. Как говорится в известном аяте: «Есть зло, которое вы считаете добром; есть добро, которое вы считаете злом. Аллах знает, а вы не знаете».