В конце прошлой недели внимание мира было приковано ко второму по величине городу Германии Гамбургу, где состоялся саммит руководителей двадцати экономически ведущих государств (G20). Правда, в центре внимания находилась не столько повестка саммита, сколько запланированная во время его проведения первая личная встреча президентов США и России — Дональда Трампа и Владимира Путина.


Встреча, согласно официальным формулировкам, прошла в «дружеской атмосфере» и вместо первоначально предусмотренных 30 минут продлилась два часа и 16 минут. Однако переговоры не привели к существенным переменам в отношениях двух сверхдержав, несмотря на то, что некоторые соглашения были достигнуты.


Так, президенты США и России договорились, что поддерживаемые ими силы 9 июля прекратят огонь на юге Сирии. Достигнута договоренность о создании специального канала связи по урегулированию украинского кризиса и о необходимости соблюдения Минских соглашений, о создании совместной рабочей группы по проблемам кибербезопасности, которая якобы также должна снизить напряженность в вопросе о возможном вмешательстве России в президентские выборы в США. Но если оценивать объективно, то каждая из сторон осталась при своих прежних позициях.


Еще до встречи подчеркивалось, что главная цель переговоров не какие-то конкретные соглашения, а движение в сторону нормализации отношений между двумя сверхдержавами.


Но здесь приходится считаться с фактом существования сильной оппозиции Трампу и его желанию нормализовать отношения с Москвой.


По этой причине свобода действий президента США в данном направлении довольно ограничена, и в отношении многих инициатив имеются сомнения, что Конгресс их не поддержит. Внутриполитическая ситуация в США по-прежнему настолько напряженная, что Конгресс и большинство либеральных СМИ, по всей вероятности, готовы агрессивно выступить против любых планов Трампа, которые не отвечают их представлениям о том, как необходимо действовать президенту США. Эта неопределенность находит отражение во внешней политике США, к тому же, в такой мере, что должностные лица США высокого ранга регулярно оспаривают даже высказывания президента.


В результате, и в России, где в целом переговоры Трампа и Путина считают очень успешными, неофициальное отношение к возможности начала нормализации американо-российских отношений пока очень осторожное.


Немаловажно, что в России также достаточно противников такого развития событий, потому что в существовании санкций усматривается, главным образом, экономическая выгода. Но в то же время первый шаг к нормализации отношений США и России сделан, хотя пока неизвестно, когда последует следующий и последует ли вообще.