В России все проблемы решаются двумя способами. Здесь возможно все. Просто достаточно знать, кому и сколько нужно заплатить. Француз Симон Пико (Simon Picaud), мечтающий покинуть Россию, это хорошо усвоил. При определенных «условиях» это возможно. Единственная трудность для новичка заключается в установлении контакта с мафиозной сетью. Французское консульство предоставляет эту услугу.


Симон Пико совершенно нелегально удерживается на территории России, в соответствии с законом этой страны. У него есть все документы, позволяющие ему пересечь российскую границу и вернуться во Францию. Паспорт, действующая российская виза и решения российского суда, подтверждающие, что все жалобы его бывшей жены были отклонены.


Единственное, в чем можно обвинить Симона, это то, что он движим отцовскими чувствами. 2 мая он приехал в Россию, чтобы встретиться со своими детьми 5 и 7 лет, похищенными его русской женой. В 2011 году она покинула Тонон (Thonon) забрав детей, чтобы бежать в Россию. За это ее приговорили к одному году тюремного заключения. Был выдан международный ордер на ее арест.


Но свободы лишили не бывшую жену Симона, а его самого. 16 мая, в аэропорту Шереметьево, после того как Симон предъявил свой паспорт на пограничном контроле, офицер попросил его подождать. Затем пришел офицер ФСБ, который разорвал его посадочный талон и вручил ему бумагу, написанную на русском и английском языках, в которой говорилось, что ему запрещено покидать территорию России.


С тех пор Симон Пико пытается выжить в Москве. Из Франции ему прислали деньги, чтобы он мог снять комнату. У него проблемы со здоровьем, и он не может найти необходимых лекарств в ожидании операции, которая должна была пройти 27 мая. Будучи честным человеком, он смог при помощи адвоката воспользоваться своими правами, действуя согласно законам, установленным российским правосудием. Это очень трудоемкая процедура, но в России этого недостаточно.


Россия — мафиозная страна. Чиновники всех ведомств оказывают параллельные услуги, позволяющие любому просителю быстро решить проблему. Во время правления Путина у коррупции появилась своя структура и иерархия. Например, совсем недавно, в доме полковника милиции было обнаружено наличных денег на сумму девять миллиардов рублей. Этот высокопоставленный чиновник играл роль банкира у полицейских. Его выдали конкуренты недовольные распределением прибыли. Еще один личный пример: один из моих друзей закрыл сфабрикованное против его сына уголовное дело за 25 тысяч евро. В России на взятки существуют неофициальные расценки. На жаргоне это означает давать «откат» или «отдачу». Невиновному сыну моего друга грозило четыре года тюрьмы. Взятка составила 25 тысяч евро. В каждом ведомстве есть люди оказывающие такого рода услуги. Достаточно позвонить, узнать цену, заплатить — и дело в шляпе.


Но вернемся к нашему честному французу Симону Пико, бродяжничающему в Москве. Он не может покинуть Россию, потому что его имя было незаконно внесено в базу данных ФСБ и фигурирует в списках людей, которым запрещено покидать территорию РФ. Трижды он покупал новый билет и предъявлял его на пункте пограничного контроля в Шереметьево, и трижды ему было отказано. Необходимо, чтобы ФСБ выполнила судебные предписания, и удалила его имя из базы данных. Его адвокаты советуют предпринять четвертую попытку. Но так можно пытаться бесконечно.


ФСБ — это мафиозная организация. Бывший агент ФСБ Александр Литвиненко был отравлен полонием в Лондоне, потому что знал это. Симону Пико нужно найти контакты в этой организации, а лучше найти конкретного человека, который назовет ему цену «услуги». Предположим, мы нашли ответы на вопросы: «Кому и сколько?» Нужно связаться с человеком из этой организации. Посредником станет консульство Франции в России. Его представители организуют у себя встречу Симона Пико и господина Гриба (Grib). Господин Гриб выставит счет: две тысячи евро ему и пять тысяч человеку из администрации.


Вот текст письма отправленного Симону Пико консульством Франции:


«По вашему вопросу, информирую вас, что вчера с нами снова связался г-н Гриб. Он сообщил, что после нескольких неформальных встреч была достигнута договоренность о том, чтобы удалить имя ПИКО из всех официальных баз данных. Это может произойти в ближайшую среду. Таким образом, г-н ПИКО может вылететь на родину уже в четверг.


Гриб просит выплатить ему две тысячи евро за почти десять рабочих часов, четыре встречи и многочисленные телефонные переговоры за последние 10 дней. Человеку из администрации нужно выплатить пять тысяч евро.


Я прекрасно понимаю что, речь идет о серьезных суммах, но я предупреждал об этом заранее. Меня просили ускорить процесс выезда с территории РФ.


Буду благодарен за передачу этой информации заинтересованному лицу. Вы можете переслать ему это письмо в том виде, в котором его получили. Со своей стороны, я уже связался с российским адвокатом заинтересованного лица и донес до него всю информацию».


Симон Пико был возмущен этим вымогательством, но не чиновники нашего правового государства. Вот их ответ:


«Относительно сделанного вам предложения, о котором я говорил с вами вчера по телефону, генеральное консульство не намерено вмешиваться в частные сделки. Вам решать, принимать это предложение или нет. Консульство лишь передало вам эту информацию. Никаких дальнейших комментариев по этому поводу не последует. Оставляю за вами право выбора».


Консульство выступает в роли маклера мафиозной сети ФСБ. Оно устраивает на своей территории встречу с представителем ФСБ и передает предложение о рэкете жертве. Как носильщики чемоданов, которые скорее делают вид, что не знают, что в них находится, наши чиновники не умеют читать и не понимают, что написано черным по белому: «представитель администрации просит заплатить пять тысяч евро». Наши представители в России переняли мафиозные повадки русских?


Я считаю, что нужно организовать опрос общественного мнения, касающийся моральных принципов и честности работников нашего представительства в России. С каких пор наши чиновники стали себя так вести? Что их связывает с г-ном Грибом, российскими мафиози и их президентом Владимиром Путиным, которого наш президент называет «Владимиром»?