Он произнес это слово. «Этим вечером у нас состоится дружеский ужин, — заявил 13 июля Эммануэль Макрон на совместной пресс-конференции с явно довольным приемом американским коллегой. — У наших стран существуют традиционные союзные связи, а у нас самих сложились прочные личные отношения, за которые я крепко держусь».


Первый день официального и наполненного символизмом визита Дональда Трампа во французскую столицу завершился ужином президентов с супругами в ресторане Jules Verne на втором этаже Эйфелевой башни. Целью было отметить столетие вступления США в Первую мировую войну, а также напомнить о центральной роли альянса с Вашингтоном.


Прием в Доме инвалидов с почетным караулом и фанфарами, посещение могил маршала Фоша и Наполеона. Было сделано все, чтобы подчеркнуть торжественный характер встречи. Затем Брижит Макрон и Мелания Трамп отправились в Собор Парижской Богоматери и совершили прогулку по Сене.


Эммануэль Макрон остался с почетным гостем и рассказывал ему об истории памятных мест, а потом отправился с ним на рабочую встречу в Елисейский дворец. «Поедем в моей машине?» — спросил Трамп. «Конечно», — ответил ему по-английски 39-летний французский лидер. По всей видимости, он решил забыть о прошлых пиках в адрес 71-летнего магната (рекордсмен по возрасту среди всех президентов США), которого еще совсем недавно критиковал за «нескромность» и провокации.


Макрон стремится стать посредником


Объятья, рукопожатия и любезности продолжались весь день к нескрываемой радости американского лидера.


На вопрос американской журналистки по поводу беседы старшего сына Трампа с вхожим в Кремль российским адвокатом в 2016 году президент США заявил, что «встреча ничего не дала», и что «политика не самое красивое место на Земле». «Я не привык вмешиваться во внутреннюю политику наших партнеров», — добавил со своей стороны Макрон.


«У вас прекрасный и решительный президент», — сказал довольный Трамп. «Это нарциссическая и очень восприимчивая к вниманию личность», — напоминает американский журналист, который, как и многие прибывшие из США его коллеги, был удивлен отсутствием демонстраций на улицах Парижа. Вечером 13 июля на площади Республики собрались всего 200 активистов.


Макрон стремится стать посредником между президентом США, который находится во все большей изоляции на международной арене (особенно после выхода из Парижских соглашений по климату 1 июня), и остальными лидерами G20.


Разногласия по этому вопросу вполне реальны, напомнил Макрон. «Я уважаю решение президента Трампа, который будет вести рассмотрение и работу в соответствии с взятыми на себя обязательствами во время кампании. Сам же я сохраняю приверженность Парижскому соглашению», — подчеркнул он, в то время как его собеседник туманно заявил, что «по Парижскому соглашению можно что-то сделать». Пока что какие-либо альтернативы не упоминались, но эти слова Трампа иллюстрируют теплую атмосферу встречи.


Заявления по свободной торговле звучали еще более примирительно, хотя Трамп во имя лозунга «Америка прежде всего» сделал протекционизм знаменем своей кампании. «Нужно сделать все для формирования свободной и равноправной торговли, принять необходимые меры для борьбы с социальным демпингом для защиты справедливой свободной торговли», — подчеркнул Макрон.


Как бы то ни было, наиболее ярко единство проявилось по вопросам борьбы с терроризмом и Исламским государством (запрещенная в России террористическая организация, прим. ред.). Темы Сирии и обустройства после ликвидации ИГ активно обсуждались в течение дня.


Президент Франции хочет вернуться в дипломатическую игру. Он не раз напоминал о «смене доктрины», хотя Париж не ставил уход Башара Асада «предварительным условием мирного процесса» еще в последний год президентства Олланда.


Судя по всему, Франция стремится привлечь внимание президента России Владимира Путина к своей позиции, которая перекликается с позицией Трампа: тот заявил о работе с Москвой над вторым перемирием (первое было установлено на юго-западе Сирии 7 июля).


По их мнению, зоны «деэскалации» постепенно становятся реальностью. Теперь нужно возобновить переговорный процесс. «Нам хотелось бы сформировать контактную группу для более эффективной поддержки шагов ООН по формированию послевоенной дорожной карты в Сирии», — отметил Макрон, подчеркнув, что этот проект постоянных членов Совбеза ООН должен обрести конкретные очертания уже в ближайшие недели.


Он также напомнил, что переговоры по «инклюзивному политическому решению» должны включать в себя представителей как режима, так и оппозиции. Так уже обстоят дела с Женевским процессом, но он, к сожалению, не дал результатов.