В 2016 году прибыль концерна выросла на 123%. Теперь российская компания инвестирует в дронов. В московском аэропорту Шереметьево есть магазин Калашникова, где продаются точные копии автоматов.

Автоматы Калашникова снова завоевывают Азию, Африку и Ближний Восток. Концерн «Калашников» — компания, производящая легендарные автоматы, ставшие уже символом продукции «Made in Russia», не уступающим водке, балалайкам и матрешкам, — все больше ориентируется на продажу своего оружия тем правительствам, которые хотят пополнить свой арсенал и при этом не слишком потратиться. А, возможно, еще и укрепить свои связи с Кремлем.


Ставка на войну дает прекрасные экономические результаты гиганту-производителю стрелкового оружия, 51% акций которого находится под контролем российского государства. В прошлом году объем продаж вырос больше, чем вдвое (на 123%), по сравнению с 2015 годом, достигнув 319 миллионов долларов. При этом заводы концерна «Калашников» в Ижевске работают уже 24 часа в сутки, а рабочие трудятся в три смены.


Такие перемены произошли после принятия санкций США и ЕС против России в 2014 году в связи кризисом на Украине. Тогда «Калашников» главным образом целился на США, самый большой и прибыльный рынок в мире для продаж пистолетов и автоматов для личного пользования. Концерн намеревался наладить за рубежом производство некоторых своих видов спортивного оружия. После аннексии Крыма и предполагаемой поддержки Кремлем сепаратистов на Донбассе Вашингтон закрыл перед «Калашниковым» эту дверь.


«Санкции превратили компанию, сосредоточенную на производстве невоенного оружия, в предприятие военного типа», — сказал гендиректор «Калашникова» Алексей Криворучко изданию Wall Street Journal. Нацеленность компании на военное производство подтверждает также недавнее приобретение судостроительной верфи в Рыбинске, где производятся военные корабли и десантно-высадочные средства, а также завода, производящего дроны, которые, по мнению Криворучко, представляют «один из важнейших секторов высоких технологий, который больше всего развивается в мировой экономике». Дроны, по мнению концерна, смогут впоследствии взаимодействовать с роботами, похожими на небольшие танки, оснащенные искусственным интеллектом, что позволит им идентифицировать цели и действовать (читай: стрелять) автоматически.


Криворучко уже три года является также одним из совладельцев концерна, занимающихся его модернизацией: ему вместе с олигархами Искандером Махмудовым и Андреем Бокаревым, приближенным человеком министра обороны России Сергея Шойгу, принадлежит 49% акций. 51% акций концерна принадлежит гигантскому государственному холдингу «Ростех», которым руководит Сергей Чемезов, по некоторым данным, служивший в КГБ в Дрездене вместе с Путиным. Вести дела с «Калашниковым» — значит иметь дело напрямую с Кремлем.
Быть может, недаром поэтому два года назад Путин, встретившись в Каире с президентом Египта Ас-Сиси подарил тому как раз автомат Калашникова.


С середины прошлого века, автоматы Калашникова оказались во всех горячих точках планеты: от Вьетнама до Афганистана, от африканских военных конфликтов до самых разнообразных мятежей. Их использовали регулярные армии, террористы, наемники. Он настолько популярен, что в московском аэропорту Шереметьево есть даже официальный магазин, где продаются футболки, бейсболки, разнообразные мелочи, даже точные копии настоящих автоматов, из которых можно пострелять понарошку. Однако он все равно остается символом смерти. При этом он остается очень прост в эксплуатации. Настолько, что взять его в руки могут даже дети, как многочисленные дети-солдаты, воюющие в странах третьего мира.