Хотите изменить СМИ? Не злитесь, а поквитайтесь. Под таким заголовком, содержащим крылатую фразу Don't get mad — get even, известная британская журналистка, автор популярных статей издания Financial Times Джиллиан Тетт (Gillian Tett) недавно опубликовала материал, посвященный острейшей проблеме независимости журналистики. Поэтому, видимо, к тексту была сделана приписка: Парфянская стрела (Parting shot).


Десять лет назад, — вспоминает Джиллиан Тетт, — американский ученый-юрист Касс Санстейн (Cass Sunstein) и экономист Ричард Талер (Richard Thaler) выпустили совместный труд «Архитектура выбора» (Nudge). В этой книге они попытались описать и проанализировать то, как влияют неуловимые социальные сигналы на поведение людей. Исследование ученых было настолько убедительно, что их идеи повлияли на вектор политики Белого дома, а авторитет и известность Санстейна и Талера взлетели.


Совсем недавно Санстейн опубликовал свою следующую книгу под названием «#Республика» (#Republic), где он рассуждает о влиянии социальных СМИ на политику и журналистику. Но книга не получила такого же внимания, как «Архитектура выбора», что, по мнению Джиллиан Тетт, является несправедливым, поскольку идеи, с которыми Санстейн поделился в «#Республике», представляются еще более серьезными и актуальными.


Тетт пишет, что, по ее наблюдениям, сегодня многие избиратели испытывают буквально негодование по отношению к журналистам и социальным СМИ. В статье, которая была опубликована не так давно, журналистка затронула тему феномена трайбализации в СМИ. Этот материал, в отличие от тех, что она написала ранее, вызвал более острую реакцию и шквал негативных комментариев по поводу поднятой проблемы.


Правда, — замечает Джиллиан Тетт, — на фоне острых эмоций, к сожалению, отсутствуют здравые идеи относительно дальнейших действий в борьбе с сегодняшними реалиями на медийном пространстве. И читатели, и зрители хотят одного — беспристрастные СМИ, которые сосредоточены на фактах. Однако остается нерешенным ключевой вопрос: как обеспечить финансирование и создание серьезной, беспристрастной, не ангажированной чрезмерно журналистики для массового рынка.


Проблема в том, что эти самые слишком ангажированные социальные медиа являются бесплатными — а это то, чего именно хотят читатели. К тому же, большинство избирателей тянется к развлекательным сообщениям, которые в лучшем случае оказываются предвзятыми, а в худшем — заведомо ложными.


И как в этой ситуации помочь объективной журналистике?— таким вопросом задается Джиллиан Тетт и обращается к упомянутой выше новой книге Санстейна «#Республика». Ученый пишет, что одной из наиболее серьезных проблем современных СМИ является феномен «информационных и репутационных каскадов»: если новость или идея «запускаются» в Facebook или Twitter, где можно «лайкнуть» сообщение или «поделиться» им, то они могут распространяться лавинообразно и формировать общественное мнение. Это подвергает социальные СМИ поляризации и манипуляции, а в конечном итоге ведет к подрыву традиционной журналистики, резюмирует Санстейн.


В своем исследовании ученый предлагает несколько стратегий противодействия этому явлению, которые описывает в своей статье британская журналистка. Согласно предложению Санстейна, самая идеалистическая и, как представляется автору, наименее реалистичная модель решения проблемы — это создание по инициативе и непосредственном участии правительств или филантропов «дискуссионных площадок» (deliberative domains). И на них — будь то в интернете или в очном диалоге — можно будет обсуждать противоположные политические взгляды.


Конечно, замечает Джиллиан Тетт, подобного рода дискуссии имеют место на различных конференциях, но эти площадки предназначены для представителей элиты. А Санстейн же говорит о создании дискуссионного пространства для широкой общественности и массового избирателя, и одновременно выдвигает идею кампаний по развитию «медийной грамотности» населения.


Правительствам также предлагается требовать от медиакомпаний разработать модель продвижения беспристрастного освещения событий — по аналогии со стандартами Федеральной Комиссии по Коммуникациям (Federal Communications Commission), действующих для телевизионных компаний в США. Санстейн считает, что можно обязать веб-сайты, лояльные той или иной политической партии, давать ссылки на статьи, где выражается противоположная точка зрения: так, новостной ресурс крайне правых Breibart мог бы давать ссылки на заметки либерального Huffington Post, и наоборот. Социальные СМИ могли бы создавать алгоритмы, «подбрасывающие» читателям неожиданные мысли, которые они в других обстоятельствах никогда не прочли бы (например, ввести кнопку «наудачу» (serendipity), которая выдает новости из широкого набора источников).


Согласно Санстейну, более радикальными мерами могло бы стать введение законодательно закрепленных стандартов для социальных СМИ, подобно тем, что действуют для печатных изданий. Ученый считает, что в качестве альтернативы можно субсидировать традиционные средства массовой информации с тем, чтобы смягчить или сбалансировать давление рынка, которое заставляет коммерческие новостные агентства занимать сторону той или иной политической силы.


Джиллиан Тетт замечает, что некоторые из этих идей уже воплощаются на практике, и в качестве примера предлагает опыт Facebook, который уже разрабатывает инструменты, которые позволят пользователям взаимодействовать с теми, кто придерживается противоположного мнения. Филантропы финансируют развитие новых видов СМИ, таких как некоммерческое агентство ProPublica, ведущее журналистские расследования. Запущено и несколько кампаний по развитию «медийной грамотности». В странах континентальной Европы власти пытаются законодательно обязать социальные СМИ удалять фейковые новости. В США этого еще нет.


Однако этих мер совсем недостаточно, уверена журналистка. И никто не знает, как финансировать непредвзятые СМИ в эпоху бесплатных информационных ресурсов и рыночных императивов, которые лишь стимулируют трайбализм. Джиллиан Тетт убеждена, что наличие нескольких моделей финансирования является «наименьшим из зол». Так, по ее мнению, наряду с коммерческими новостными ресурсами должно существовать ограниченное число государственных СМИ, и неправительственные или принадлежащие местному сообществу новостные ресурсы. Автор статьи признает, что у этих моделей существуют свои недостатки.

 

Но, как отметил другой известный британский журналист Джон Ллойд (John Lloyd) из Института изучения журналистики Reuters (Reuters Institute for the Study of Journalism) при Оксфордском университете, который также пишет для FT, у каждой модели есть слабые стороны, а значит, они должны (нужно надеяться) уравновешивать друг друга.


Джиллиан Тетт считает, что в США вряд ли стоит надеяться на финансирование СМИ за счет государства: администрация Дональда Трампа планирует серьезно сократить государственное финансирование таких учреждений, как National Public Radio, что может подорвать положение региональных радиостанций.


А в конце статьи Джиллиан Тетт обращается к обществу: в следующий раз, когда вы будете жаловаться на СМИ, задайтесь вопросом, как, по вашему мнению, должны финансироваться и управляться «честные» масс-медиа и готовы ли вы платить за это? Этот вопрос не оставляет в покое журналистов. Мы, публицисты, должны сохранить достоинство своего ремесла. Однако повышение качества средств массовой информации — задача, в решении которой должны участвовать как журналисты, так и потребители контента. Недостаточно испытывать негодование — нам необходимы решения.


При этом хочется вспомнить цитату знаменитого, одного из самых выдающихся режиссеров современности, американца Джима Джармуша (Jim Jarmusch), которую он произнес в интервью журналу Esquire:


«Понятие независимости — относительное. Вас нельзя назвать независимым, если вы не снимаете кино за свой собственный счет, чего в здравом уме никто не сделает».


Печально, что в наше время редко попадаются достойные режиссеры.


Сегодня традиционные СМИ стали проводником фейковых новостей в интересах совершенно определенных групп мировой, главным образом, западной элиты. И лишь соцсети хоть как-то уравновешивают ситуацию. И тот, кому удастся найти баланс в отношениях с читателем, похоже, сможет претендовать на создание абсолютно новой информационной платформы.