Черногорский писатель Милорад Попович рассказал порталу Avangarda, почему он назвал «процессом века» суд над обвиняемыми в попытке терроризма в Черногории, которые на прошлой неделе предстали перед Верховным судом в Подгорице. Также Попович прокомментировал неформальный союз когда-то радевших за Черногорию партий, СМИ и неправительственных организаций с «великосербскими» националистами из пророссийского Демократического фронта. Милорад Попович поделился мнением о роли Москвы, Сербии и Сербской православной церкви в попытке государственного переворота, о российских и сербских националистах и экстремистах, к которым причисляет русских казаков, путинских байкеров и подозрительных и как минимум спорных личностей, вращающихся на сербской политической сцене. Попович рассказал и о том, как в ночь с 15 на 16 октября 2016 года из Сербии и Боснии и Герцеговины (то есть Республики Сербской) в Черногорию организованно прибыло более тысячи человек, в том числе — священнослужителей в рясах, готовых участвовать в заранее спланированном кровопролитии. Милорад Попович объяснил, какое предупреждение другим странам (особенно Сербии) заключила Москва в перевороте, спланированном в Подгорице. По мнению писателя, Россия продемонстрировала, что может произойти, если кто-то всерьез решит идти по пути евроатлантической интеграции. Также Попович рассказал о той борьбе, которая ведется в Черногории против сильной религиозно-националистической, пророссийской, панславянской, «великосербской» — не только политической, но и социально-культурной — медиа-группировки, тяготеющей к четникам.


На прошлой неделе перед Верховным судом в Подогорице предстало несколько человек из Черногории, Сербиии и России, обвиняемых в попытке терроризма и организации преступной группировки. И хотя этот суд назвали «процессом века», он был приостановлен менее чем через час после начала и отложен на сентябрь. Все потому, что адвокаты защиты искали и нашли законный способ помешать судебному процессу, в котором, помимо двух лидеров Демократического фронта (Андрии Мандича и Милана Кнежевича), в качестве обвиняемых фигурируют девять граждан Сербии, а также двое бежавших россиян.


«Отсрочка суда над обвиняемыми в планировании террористического акта в день прошлогодних парламентских выборов — это начало победы Демократического фронта», — заявил лидер этого объединения Андрия Мандич, с горечью добавив, что «черногорский режим с радостью посадил бы на скамью подсудимых всех сербов». Кстати, неясно, почему отсрочка в процессе «всех сербов», в особенности тех, кто, по словам представителей Демократического фронта, без вины сидит в черногорской тюрьме, это победа.


Тем временем заместитель помощника Госсекретаря США по делам Европы и Евразии Брайан Хойт Йи, комментируя суд над организаторами попытки государственного переворота в Черногории, отметил, что «все демократические режимы должно обеспокоить российское вмешательство в дела Черногории». «Если Россия хочет — а тому есть доказательства — не только вмешаться в выборы, но и свергнуть законно избранное правительство страны, которая недавно вступила в НАТО, то другие балканские страны должны соблюдать осторожность», — заявил высокопоставленный американский представитель в интервью VOA.


— Avangarda: Достаточно ли осмотрительны в этом вопросе страны региона? Какие выводы они могут сделать из недавних черногорских событий, и какие — из суда над обвиняемыми в попытке терроризма?


— Милорад Попович:
Блокирование судебного разбирательства по делу обвиняемых в попытке терроризма в Черногории — только начало специфической войны особыми средствами, которую Демократический фронт ведет вместе со своими формальными и неформальными партнерами еще с лета 2015 года. Тогда при поддержке Москвы эта группировки организовала серию беспорядков и демонстраций на улицах Подгорицы, требуя от власти пойти навстречу желаниям протестующих. Но, конечно, власть не могла удовлетворить их требований, потому что они полностью противоречили национальным интересам Черногории. Я, прежде всего, имею в виду их требование отказаться от вступления в НАТО, признать недействительным решение правительства Черногории о признании Косово и о введении санкций против России.


Заговор лидеров Демократического фронта, связанных с определенными «великосербскими» кругами и сотрудниками российских служб безопасности, был, к счастью, раскрыт незадолго до реализации их планов, и таким образом кровопролитие удалось предотвратить. Вообще план создавался на территории Сербии, а его авторами являются двое обвиняемых высокопоставленных сотрудников российских служб безопасности. Во главе террористической группировки стоял генерал МВД Сербии в отставке Братислав Дикич. 16 октября 2016 года (в день проведения очередных парламентских выборов) его люди, переодетые в форму черногорской полиции, должны были прийти к черногорской Скупщине и, якобы защищая мир, выстрелить в собравшихся — сторонников Демократического фронта. Их, как планировалось, за несколько минут до закрытия избирательных участков собрали бы перед парламентом якобы для празднования победы.


Тогда началась бы паника и хаос, а значит, давка и кровопролитие. Интересно, что кампания по дискредитации предъявленных обвинений и личности прокурора Миливоя Катнича началась буквально в первый же день. Помимо Демократического фронта и других просербских партий, в этом постыдном деле участвует Социал-демократическая партия Ранко Кривокапича, движение, которое когда-то возглавлял бывший зампред Правительства Черногории Жарко Ракчевич, а также СМИ, неправительственный сектор, Сербская православная церковь, разные местные и иностранные спонсоры. Сегодня все они объединены в неформальный союз.


— Что за неформальный союз?


— Политический и финансовый. Москва является непосредственным покровителем этого неформального союза, о котором я говорю. Хотя формально он уже закреплен в трех черногорских приморских муниципалитетах: в Будве, Херцег-Нови и Которе, где вместе с Демократическим фронтом и еще двумя-тремя просербскими партиями делами заправляют социал-демократы Кривокапича, а недавно там было создано движение URA, основателем которого является Жарко Ракчевич и медиа-концерн Vijesti.


Несмотря на то, что партия недавнего главы парламента Ранко Кривокапича на протяжении целых 18 лет была частью черногорской правящей коалиции, возглавляемой Мило Джукановичем, сегодня эти двое являются самыми ярыми критиками и политическими противниками всех тех, с кем прежде вместе руководили страной. Но это еще не все! На основании сомнительных показаний Ранко Кривокапича суд недавно освободил лидеров Демократического фронта (воеводу четников Андрию Мандича и его зампреда Славена Радуновича), обвиняемых в том, что в ноябре 2015 года они руководили демонстрациями в Подгорице, когда применялось насилие. Несмотря на то, что и местная, и зарубежная общественность имела возможность увидеть замаскированных демонстрантов, которые с коктейлем Молотова в руках силой пытались ворваться в здание парламента, суд, исходя из показаний Кривокапича, вынес политическим лидерам протеста оправдательный приговор. В конце концов, не забывайте, что Кривокапич, играя в свою игру, назвал «образцовыми парламентариями» ту политическую группировку, которая немилосердно оскорбляла своих боснийских и албанских коллег по парламенту, по-всякому их склоняя.


— А что Вы скажете о СМИ? Как вообще получилось, что в нападках на прокурора Катнича участвуют СМИ и неправительственные организации, которые прежде проповедовали совсем другие, европейские ценности?


— Дело в синдроме незрелого, расколотого и нищего общества, члены которого, участвуя в общественной жизни, не способны отличить национальные интересы от личной нетерпимости и враждебности. В день ареста сербского генерала МВД Дикича, обвиняемого в руководстве террористической группировкой, Vijesti, Dan, Monitor, а также Javni servis RTCG немедленно начали подвергать обвинение сомнениям. Это беспрецедентно.


«Кто они — предполагаемые террористы? Почему сантехники, сапожники, портные принялись за разрушение государства Черногории и ликвидацию премьера Мило Джукановича?» — вот что в те дни можно было услышать в черногорских СМИ, которые, вероятно, были уверены, что этих людей простых профессий, как правило, в своих целях используют интеллектуалы, писатели и академики. Если следовать этой извращенной логике «независимой» прессы, то напрашивается вопрос, почему же покушение на сербского премьера Зорана Джинджича или убийство бывшего председателя президиума Сербии Ивана Стамболича совершил какой-то Влада Будала, Пацов, Багзи, Звлеки, Легия или Гумар, а не, к примеру, покойный академик Деян Медакович.


Интересно, что такие СМИ, как Vijesti, Monitor, Dan, и большинство черногорских неправительственных организаций продолжили высмеивать обвинение Катнича даже после того, как New York Times, Washington Post, Guardian, CNN и другие мировые СМИ рассказали и доказали, что означенные структуры пытались при поддержке Москвы совершить государственный переворот в Черногории 16 октября 2016 года, и что они панировали убить бывшего тогда премьером Джукановича. В конце концов, об этом совершенно открыто заявляли самые высокопоставленные европейские функционеры, в том числе глава британской дипломатии Борис Джонсон и заместитель помощника Госсекретаря США по делам Европы и Евразии Брайан Хойт Йи. Несмотря ни на что, Sputnjik, Vijesti, Monitor и Dan продолжают называть это дело «аферой вокруг государственного переворота», «так называемым государственным переворотом» и тому подобное. К сожалению, в этом им оказывают бескорыстную поддержку даже некоторые СМИ в регионе.


— Вы имеете в виду сербскую редакцию телеканала N1?


— Не только ее, но и телеканал Al Jazeera Balkans, вещающий из Сараево. Выбирая определенных собеседников и комментаторов, этот телеканал систематически участвует в кампании, направленной на дискредитацию обвинений прокурора Миливоя Катнича, а также его самого. Напомню, что с помощью почти таких же заявлений некоторые личности и СМИ, подконтрольные земунскому криминальному клану и бывшему тогда премьером Воиславу Коштунице, пытались опровергнуть обвинения, предъявленные убийцам премьера Зорана Джинджича. То есть это одна и та же модель, одни и те же методы, тот же лексикон и тот же непрофессионализм.


— Указывают ли недавно опубликованные записи разговоров между людьми, осужденными в попытке терроризма в Черногории, на то, что жизни прокурора Миливоя Катнича угрожает опасность?


— Я уверен, что сегодня никому на Балканах не угрожает такая опасность, как прокурору Миливою Катничу. Его роль в этом процессе с самого начала была ключевой. Этот человек продемонстрировал исключительную смелость и решимость довести это дело до конца. Поэтому давление на него, в том числе «медиа-обстрел» из всех орудий, совершенно ожидаем. К счастью, как мне кажется, нападки не слишком вредят прокурору Катничу, поскольку он никогда не занимался бизнесом или делами, которые могли бы его тем или иным образом компрометировать. И хотя его жизнь находится в большой опасности, вообще он совершенно чист и неподкупен.


— Недавно лидер Демократического фронта Андрия Мандич, который проходит как обвиняемый, сравнил процесс с «бомбовой аферой» 1907 года. О чем речь?


— Мандич сказал это не случайно. Почти ровно сто лет назад в день черногорских выборов 18 октября 1907 года группа черногорских «диссидентов» и белградских студентов, следуя инструкциям сербского премьера Николы Пашича, при участии определенных российских кругов хотела совершить государственный переворот и убить короля Черногории Николу. Те события 1907 года намеренно называют теперь «бомбовой аферой», чтобы таким образом подчеркнуть — речь шла не о попытке переворота, а о вымыслах и инсинуациях короля Николы, который, «сконструировав» эту аферу, якобы пытался любой ценой удержать власть. Звучит знакомо, не так ли? Поэтому я и говорю, что Мандич прав, и цель тут такая же.


— Какая?


— Черногория, как и все страны на Балканах, является государством, в котором пересекаются политические интересы мощных сил. Как и в 1860 году, когда в результате международного заговора в Которе был убит черногорский князь Данило Петрович-Негош, сегодня речь идет о так называемом западном грехе Черногории, точнее — о ее попытке освободиться от своей традиционной привязанности к России и пойти по западному пути к западным ценностям. То есть князь Данило был убит из-за его попыток наладить отношения с Наполеоном III и таким образом освободиться от многовековой русской поддержки. Целью современных террористов, действовавших 16 октября 2016 года, было (в интересах России) помешать Черногории стать полноправным членом НАТО. Даже ценой кровопролития. К счастью, Черногория успела его предотвратить, однако это не означает, что те, кто готовил переворот, отказались от своих намерений продолжать провоцировать у нас хаос. Как для Черногории, так и для всего региона важно, чтобы во время этого судебного процесса подтвердились обвинения прокурора Миливоя Катнича и было доказано, каким жестоким и насильственным образом суверенному государству пытаются помешать реализовывать его права и проводить собственную национальную политику.


— Какую роль, по-Вашему, в этом деле играла Сербская православная церковь в Черногории? Митрополит Амфилохий сам признал, что за несколько месяцев до официального вступления Черногории в НАТО проводил активную кампанию против политики черногорского правительства.


— Действия Амфилохия Радовича давно перестали кого-то удивлять. То, что он сейчас делает в Черногории, только продолжение того, что он делал с самого начала войны в бывшей Югославии. Где мог, он везде разжигал пожар, и каждый раз, когда была такая возможность, он подстрекал к войне, провоцировал на зло, пропагандировал религиозную и национальную нетерпимость. Амфилохий ею пользовался в своих целях. В этом смысле сербский митрополит в Черногории, вероятно, является самым последовательным политиком на Балканах.


— Политиком?


— Пожалуйста, не заставляйте меня называть Амфилохия Радовича духовным лицом или священником после всего того зла, которое он натворил за последние десятилетия! Если говорить о Сербской православной церкви в Черногории, то она сыграла большую, возможно, ключевую роль в попытке совершить государственный переворот. Незадолго до обсуждаемых событий к Сербской православной церкви зачастили многочисленные гости — русские и сербские националисты и экстремисты, начиная с русских казаков и путинских байкеров и заканчивая подозрительными и как минимум спорными личностями, которые вращаются на сербской политической сцене.


Кстати, прокурор Миливой Катнич подтвердил, что в ночь с 15 на 16 октября 2016 года из Сербии и Боснии и Герцеговины (то есть Республики Сербской) в Черногорию организованно прибыло более тысячи человек, в том числе священнослужителей в рясах, готовых участвовать в заранее спланированном кровопролитии. Те же «сербские патриоты» участвовали во всех предыдущих демонстрациях в Черногории, политической целью которых было свергнуть правительство Мило Джукановича, поскольку оно ставило себе главной задачей вступление Черногории в НАТО. Хотя в те дни не было никакого религиозного праздника, лидеры Демократического фронта отправились к Амфилохию Радовичу, якобы чтобы получить у него благословение. По-прежнему неясно, на что он их благословил: на запланированный путч или на победу на выборах.


— Как Вы объясните, что после скандала вокруг попытки переворота в Черногории Милорад Додик принял лидеров Демократического фронта прямо в Баня-Луке? Удивило ли это кого-нибудь?


— Разве нужны еще доказательства того, что Додик и Демократический фронт являются частью одной и той же идеологической и политической матрицы?


— После парламентских выборов 16 октября 2016 году Боснийская партия, которая на протяжении нескольких десятилетий была частью правящей коалиции, и которая гармонично сотрудничает с партией Мило Джукановича, тоже в определенной степени оказалась дестабилизированной. Кому это выгодно?


— Это в интересах тех же сил, которые хотят дестабилизации политической обстановки в Черногории. То есть в интересах России! Дело зашло так далеко, что пророссийский чеченский лидер Рамзан Кадыров потребовал от господина Рифата Фейзича, лидера исламской общины Черногории, чтобы тот убедил лидеров Боснийской партии перейти на сторону тех, кто отрицает геноцид в Сребренице, кто превозносит Ратко Младича и Радована Караджича, и кто проповедует идеологию четников. Разумеется, я говорю о Демократическом фронте!


Когда ничего не вышло, лидеры Демократического фронта убедили главу муниципалитета Плав, одновременно являющегося высокопоставленным функционером в Боснийской партии, поставить внутри партии вопрос о продолжении сотрудничества с Джукановичем и в этой связи предложить создание нового союза с пророссийскими «великосербскими» партиями. Напомню, что сегодня именно от двух мандатов Боснийской партии в Скупщине Черногории зависит и правительство, и парламентское большинство.


Председатель муниципалитета Плав несколько раз побывал вместе с членами Демократического фронта в Чечне и утверждал, что — хотите верьте, а хотите нет — получил гарантии того, что Кадыров лично заинтересован во многомиллионных вложениях в муниципалитет Плав. Простите, но выдумать подобную дикость могут только в Черногории. В итоге как только ситуация урегулировалась и стало ясно, что проект по расколу Боснийской партии и ее переходу на противоположную сторону провалился, тут же прекратились и разговоры о мнимых многомиллионных инвестициях Чечни в муниципалитет Плав, а также прочие фантазии.


— Значит, Боснийская партия избежала опасности раскола?


— Нет. Если взглянуть на политическую арену на территории бывшей Югославии, то нетрудно заметить, как дробится и распадается проевропейский блок, и как появляются непонятные личности, за которыми едва угадываются либо службы безопасности, либо фундаменталисты, которые всегда готовы мутить воду. Вообще в этом смысле черногорское общество, хрупкое и восприимчивое, предоставляет идеальные условия для деятельности таких людей, как бывший муфтий Муамер Зукорлич, который явно сыграл очень важную роль в процессе раскола и дестабилизации Боснийской партии в Черногории. При этом Зукорлич и его сторонники постоянно пренебрежительно отзываются о Рифате Фейзиче и не признают его авторитета, хотя он является лояльным человеком, всегда верным своей стране, то есть Черногории.


— В последние месяцы много писали о вмешательстве России в выборы в США, во Франции, Болгарии, на Украине. И это дало повод для спекуляций о влиянии Москвы на окончательные результаты выборов в этих странах. Разве не удивительно, что настолько мощные российские политические структуры и спецслужбы потерпели почти полное поражение в таких двух небольших балканских странах, как Черногория и Македония?


— Конечно, это кажется парадоксальным, но, возможно, говорит о том, что российские политические структуры и спецслужбы, которые опираются на информацию, полученную от своих местных агентов и «исполнителей», поверили, что черногорская и македонская власть настолько слаба, что рухнет сама собой. Кроме того, ясно, что были наняты люди, непригодные для выполнения задач, но прочно, по доступной информации, увязшие в коррупции.


Так что вопрос звучит так: где вообще оказались большие русские деньги, которые эти люди получили для выполнения задач. Возможно, ненасытность местных русских агентов, отвечающих за разрушение конституционного порядка в Черногории и Македонии, привела к тому исходу, о котором вы сказали. В конце концов, не забывайте, что уже давно все, что приходит в наши края из-за рубежа, начиная дипломатами и послами и заканчивая агентами и эмиссарами, второсортный и третьеразрядный эшелон. И это согласуется с тем, как правительства западных стран видят и воспринимают наш регион.


— После всего, что произошло в Черногории, не захотел ли, наконец, Запад обратить внимание на наш регион? Недавно посол США в Белграде Кайл Скот заявил о «вредном влиянии России на Балканах»…


— На следующей неделе вице-президент США Майк Пенс посетит Подогорицу и станет первым высокопоставленным представителем новой американской администрации, приехавшим в балканскую страну. И это доказывает, что Запад все же не хочет отдавать наш регион. Этот символичный жест вице-президента Пенса — знак поддержки не только черногорских, но и всех других сил в регионе, которые последовательно придерживаются евроатлантического курса. Конечно, это не означает, что даже после поражения и компрометации в Черногории Россия отдаст Балканы Западу без борьбы. Наоборот.


Переворот, который Москва пыталась совершить в Подгорице — это послание Москвы всем остальным странам региона (особенно Сербии). Москва их прямо предупреждает: вот что с вами может произойти, если вы всерьез решите пойти по пути евроатлантической интеграции. К счастью, сегодня Черногория является частью НАТО, и теперь, какие бы попытки ни предпринимались, Россия уже будет иметь дело не только с маленькой Черногорией, но и с остальными членами альянса.


С другой стороны, я не верю, что Москва, у которой есть проблема Сирии, Украины, Грузии, сложные отношения с Германией и США, вернет на первое место в своей повестке Черногорию. А ей, к сожалению, остается бороться с сильной религиозно-националистической, пророссийской, панславянской, «великосербской» — не только политической, но и социально-культурной — медиа-группировкой, тяготеющей к четникам. Для России — я повторюсь — Черногория больше не является приоритетом. Тем не менее, я уверен, что уже в следующем году, когда подойдет время президентских выборов, Россия найдет способ помочь оппозиции, чтобы та выдвинула своего единого кандидата в президенты. Кстати, Россия приложила руку и к формированию «большой коалиции», в которую сегодня входят все, начиная с воеводы четников Андрии Мандича вплоть до Ранко Кривокапича и медиа-концерна Vijesti.