ПОЛИГОН НОВО СЕЛО, БОЛГАРИЯ — Спустя десятилетие, посвященное борьбе с исламскими боевиками в Ираке и Афганистане, армия США изо всех сил старается восстановить навыки времен холодной войны для противостояния потенциальным угрозам со стороны России здесь, в Восточной Европе — территории, находившейся ранее под защитой Советской армии.


Доработки в контексте новых угроз весьма значительны. Сотни желтовато-коричневатых боевых танков и бронированных машин необходимо перекрасить в темно-зеленый, что поможет им слиться с особенностями европейской местности. Солдатам, привыкшим к крупным и надежным базам Ирака и Афганистана, предстоит научиться использовать маскировочные сети для сокрытия своих позиций и разбиваться на небольшие группы с целью уклонения от новейших разведывательных беспилотников, способных нанести ракетные удары по живым целям или командным пунктам.


Американские войска больше не имеют неограниченного права преимущества передвижения по воздуху и приоритетного доступа на земле, коим обладали в долинах рек Ирака и среди горных хребтов Афганистана. В современной Европе границы принимаются в расчет во всех военных вопросах. 4-го августа колонна тылового снабжения американский армии, доставлявшая боеприпасы из Германии в Румынию, была задержана на границе с Австрией на основании ограничений, введенных в отношении военных конвоев в условиях повышенного пассажиропотока периода летних отпусков.


Десятидневные учения, прошедшие в июле 2017 года с участием 25 000 солдат американских войск и их союзников в трех бывших странах Варшавского договора — Венгрии, Румынии и Болгарии, — предоставили поколению старшего командного состава армии возможность отточить доработанные тактику и стратегию, использовавшиеся когда-то для противостояния советским войскам, танкам и артиллерии, в том числе ночным воздушным налетам с участием сотен десантников. Командиры обучают и напутствуют молодых солдат, которые с 11-го сентября 2001 года сталкивались в основном с подпольными террористическими группировками на Ближнем Востоке и в юго-западной Азии.


«Мы должны понять, как адаптироваться к новой среде, — заявил полковник Клар Гилл, выпускник училища Уэст-Пойнт 1994 года и командир 10-й боевой авиационной бригады (Форт-Драм, штат Нью-Йорк), летающей на вертолетах Apache, Black Hawk и Chinook. — Не думаю, что нам удалось достичь этого в полной мере».


Разумеется, командиры станут утверждать, что в обозримом будущем для войн в Ираке и Афганистане потребуется еще немало тысяч американских солдат. Но Соединенные Штаты и их союзники по НАТО недавно разместили около 4 500 военных в Польше и трех странах Балтии и готовятся к содержанию на континенте нескольких тысяч единиц бронетанковой техники в качестве средства сдерживания российской агрессии.


Такая напряженность является частью растущего соперничества и наращивания военной мощи — не без отголосков холодной войны — между Вашингтоном и Москвой.


Москва стягивает силы для собственных учений вдоль западной границы с Европой, перебрасывает войска в Сирию и на восток Украины, а также наращивает ядерный арсенал и искусство ведения кибервойн в попытке — по словам американских военных чиновников — доказать свою значимость после продолжавшегося на протяжение нескольких лет экономического спада и режима экономии. В сентябре Россия запланировала масштабные учения, в которых могут быть задействованы до 100 000 военнослужащих и сотрудников служб безопасности.


В ответ Пентагон активизировал смену войск для боевых тренировок и учения на территории новых союзников НАТО на востоке, включая вышеупомянутую базу в Болгарии. Союзники усилили воздушное, морское и подводное патрулирование от Балтийского до Черного моря в качестве ответной меры на наращивание российских сил по всему периметру территорий стран НАТО.


Российская военная угроза претерпела кардинальные изменения со времен распада Советского Союза в 1991 году. Президент России Владимир Путин активно инвестирует в передовые пехотные части и соединения, танки и артиллерию. Москва также расширила плеяду беспилотных самолетов-разведчиков, способных определять цели и координировать удары, наносимые из других орудий.


Так называемая «гибридная война» России сочетает в себе обычную военную мощь и умение манипулировать событиями, используя множество уловок, кибератак и информационных операций в компьютерных сетях. Ранее в этом году, к примеру, литовская прокуратура возбудила уголовное дело по факту ложного сообщения об изнасилованиях, совершенных немецкими солдатами, расквартированными в Литве в рамках миссии НАТО по сдерживанию России. Москва отрицает участие в каких-либо дезинформационных кампаниях, направленных на дискредитацию союзных войск.


Генерал-лейтенант Фредерик Ходжес, возглавляющий командование армии США в Европе, отнесся к перспективам войны между Западом и Россией скептически, но отметил, что г-н Путин вряд ли перестанет нагнетать обстановку, дабы не позволить западным армиям и правительствам сгруппировать свои силы. «Он просидит в своем кресле еще долго, — заявил генерал Ходжес, завершающий свою 37-летнюю армейскую карьеру в следующем месяце. — Переворот ему не грозит».


Исходя из этих соображений, ведущие американские планирующие органы и сотрудники разведки внимательно следят за российскими действиями в Крыму, на востоке Украины и в Сирии, представляющих собой полигоны для тестирования новых российских вооружений и тактики. Молодые офицеры американской армии снова используют дидактические карточки — или их цифровой эквивалент — для изучения структуры и возможностей российской армии, совсем как в случае с предыдущими поколениями российских войск и вооружений 1970-х и 1980-х годов.


Центры подготовки армии США в Калифорнии, Луизиане и Германии задействуют множество сценариев для воспроизведения присутствия российских войск, несмотря на то, что создатели сценариев — и там, и тут — тщательно подбирают кодовые названия для войск условного противника, дабы еще больше не расстраивать дипломатические отношения между Вашингтоном и Москвой.


По словам генерала Ходжес, присутствие армии США в Европе не идет ни в какое сравнение с ситуацией времен разгара холодной войны — 30 000 солдат против 300 000 тогда. По этой причине он делает особый упор на «скорость сборов» — то, как быстро войска и оборудование смогут преодолеть сотни миль и быть приведены в полную боеготовность.


Учения стоимостью 40 миллионов долларов под названием Saber Guardian, ставшие наиболее масштабными в Европе за этот год, включили в себя переброску более 1 000 военнослужащих и сотен единиц боевой техники на расстояние в 1 200 миль (практически 2 000 км) по территории Европы, что эквивалентно переходу из Сент-Луиса в Майами. Сотни союзных войск — в том числе американские солдаты с раскрашенными под камуфляж лицами — и 60-тонные танки перешли Дунай по временным мостам, отбиваясь от учебных атак на другом берегу.


С точки зрения восточно-европейских армий, многие из которых до сих пор используют технику российского производства, учения бок о бок с американскими и западноевропейскими силами улучшают согласованность и доверие, а также представляют собой вещественные гарантии поддержки со стороны союзников.


«Мы обрели некую уверенность в том, что не одиноки здесь, на восточном фланге НАТО», — заявил бригадный генерал Тео Тоадер, офицер ВВС Румынии, руководивший учениями с участием солдат своей страны с просторной авиабазы недалеко от города Констанца на берегу Черного моря.


Проблем тоже было немало, но учения как раз и призваны их выявлять. Генерал Ходжес, например, не раз брызгал слюной от досады вследствие задержек, препятствовавших пересечению его силами континента. «Нам нужно больше свободы передвижения», — посетовал он.


Некоторые из здешних полковников — следующее поколение генералов армии США — воспитывались на всем, что касается российской угрозы, но ранние годы своей карьеры потратили на сражения против «Аль-Каиды» или «Исламского государства», а теперь вернулись к тому, с чего начинали.


По окончании училища Уэст-Пойнт, когда Россия все еще считалась угрозой, полковник Гилл был закреплен за 101-й воздушно-десантной дивизией. Однако после атак 11-го сентября он, хоть и был одним из наиболее опытных пилотов вертолетов Black Hawk, провел большую часть своей карьеры в небольших строго засекреченных подразделениях специального назначения, сражаясь с исламскими боевиками. Вступив в командование 10-й боевой авиационной бригадой в 2016 году, он признавал, что не сразу смог приспособиться к процессу подготовки к более привычным боевым действиям.


Сейчас полковник Гилл, под командованием которого находится 2 200 военнослужащих и более 80 вертолетов армии США, заявил, что серьезной проблемой является необходимость поддержания состояния повышенной боевой готовности, даже когда у некоторых добровольцев заканчивается срок службы по контракту или в бригаду поступают новые солдаты. С октября полностью обновилось около 40 % его подразделения.


«Мы в любой момент должны быть готовы отправиться куда угодно», —сказал 45-летний полковник Гилл из Паттона, штат Пенсильвания.


Бывший однокашник Гилла полковник Патрик Эллис в Уэст-Пойнте изучал русский язык, так как считал необходимостью владение языком потенциального противника. После терактов 11 сентября полковника Эллиса несколько раз отправляли в Афганистан в составе специализированных подразделений Рейнджеров армии США.


Теперь 45-летний полковник Эллис, сын морского офицера из Аламиды, что в штате Калифорния, командует Вторым кавалерийским полком армии США — порядка 4 800 военнослужащих и 330 боевых машин. Когда его войска шли из Германии в Болгарию, то периодически совершали остановки и общались с местными гражданами, позволяя их детям забираться на боевые бронированные машины Stryker и объясняя жителям причины своего присутствия там.

 

«Каждое утро при пробуждении мы знаем, кто именно представляет угрозу, — заявил полковник Эллис. — Российской угрозе мы уделяем первоочередное внимание».

 

Эрик Шмитт родился в Миннеаполисе, штат Миннесота, 2-го ноября 1959 года и вырос в районе залива Сан-Франциско. В 1982 году получил степень бакалавра в области политологии и развития стран третьего мира в колледже Уильямса (Уильямстаун, Массачусетс). В данный момент г-н Шмитт является старшим корреспондентом New York Times, пишущим о терроризме и национальной безопасности.


В 1999 году Шмитт разделил с журналистами New York Times Пулитцеровскую премию за репортаж о передаче секретных военных технологий в Китай, а в 2009 году — за освещение событий в Афганистане и Пакистане. Является членом Совета по международным отношениям.