В 1980-е годы, в разгар холодной войны, в Европе базировалось около 300 тысяч американских военных, готовых дать отпор советскому вторжению. С распадом СССР в 1991 году Вашингтон вернул почти весь этот контингент на родину.

 

Сегодня на Старом континенте несут службу лишь 30 тысяч американцев. Как ни странно, по мере роста напряженности в отношениях с главной правопреемницей СССР, Россией, они возвращаются к своей прежней сдерживающей роли.

 

США и в меньшей степени Великобритания, Франция и другие союзники в Западной Европе сегодня проводят все больше военных маневров в восточной части континента, в таких странах, как Литва, Болгария и Польша.

 

Численность войск носит довольно символический характер — так, в Польшу была отправлена одна танковая бригада (четыре тысячи человек и 90 тяжелых танков M-1 Abrams). Цель в том, чтобы обеспечить безопасность новых союзников против российских авантюр, подобных присоединению Крыма и нападению на Грузию.

 

Россию особенно возмутило расширение военного альянса НАТО на восток, потому что именно эти страны были ее союзниками по Варшавскому договору. В 2017 году мы можем стать свидетелями начала новой холодной войны. Как и в случае классического конфликта между СССР и США, существуют разногласия относительно того, когда в точности она началась.

 

Можно сказать, что семена конфликта были посеяны уже в 1917 году. В октябре будет отмечаться столетие русской революции.

 

В результате нее установилась отличная от всех других политическая система, которая полагала невозможным сосуществование с ненавистными капиталистическими странами. Тогда ряд стран организовал военное вмешательство с целью уничтожить зарождавшееся социалистическое государство. Память об этом вторжении, равно как и внезапное нападение немцев в 1941 году, подпитывают давнюю российскую паранойю.

 

Среди историков отправной точкой холодной войны принято считать выступление президента США Гарри Трумэна (1884-1972) в 1947 году. Так называемая доктрина Трумэна была создана для борьбы с геополитической экспансией СССР. Она предполагала американскую поддержку странам, находившимся под угрозой коммунизма. Первыми получателями этой экономической и военной помощи стали Греция — которая переживала период гражданской войны с партизанами левого толка — и Турция.

 

5 марта 1946 года премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль произнес знаменитую речь в США в присутствии президента Трумэна, сказав, что в Европе опустился «железный занавес».

 

В 1947 году усилились военные действия в ходе гражданской войны в Китае, что в 1949 году привело к захвату власти коммунистами Мао Цзэдуна. С вторжением в Южную Корею коммунистической Северной Кореи в 1950 году казалось, что капиталистический мир вынужден держать оборону по всей планете.

 

Советский диктатор Иосиф Сталин опередил Трумэна с объявлением «войны». Во время Второй мировой войны (1939-1945) он еще сдерживал свою критику, поскольку США и Великобритания были его союзниками. Однако после победы над Германией Сталин вернулся к упрекам в адрес капиталистических стран.

 

В своей речи 9 февраля 1946 года советский лидер заявил, что мирный международный порядок не может быть построен в мире, где господствует капиталистическая экономика.

 

Таким образом, по словам историка и эксперта по вооружению Нормана Фридмана (Norman Friedman), автора классического труда «Пятидесятилетняя война: конфликт и стратегия в холодной войне» ("The Fifty Year War: Conflict and Strategy in the Cold War"), Советскому Союзу следовало готовиться к «любым неожиданностям».

 

Фридман относит истоки конфликта к периоду, предшествующему Второй мировой войне, к временам гражданской войны в Испании (1936-1939). В 1937 году коммунисты захватывают власть в испанской республике. «Это была первая после гражданской войны в России попытка Советов получить контроль над другой страной», — говорит Фридман.

 

На территориях, оккупированных Красной Армией (в 1946 году переименованной в Советскую Армию) в конце Второй мировой войны, были установлены коммунистические режимы. Этот экспансионизм до сих пор тревожит Восточную Европу.

 

Одним из поводов для беспокойства являются масштабные военные ученые России. В них может участвовать от 65 до 155 тысяч военнослужащих; за тот же период в крупнейших военных маневрах НАТО было задействовано лишь 16 тысяч солдат. ВМФ России вновь начал проводить масштабные учения в Атлантике.

 

Русские также любят осуществлять «внезапные», не запланированные, учения. «Они испытывают возможности вооруженных сил проводить мгновенную мобилизацию и дислокацию. Это важный инструмент, которым пользуется Москва для запугивания соседей», — пишут аналитики Ян Бжезински (Ian Brzezinski) и Николас Варанги (Nicholas Varangi).

 

В период холодной войны самая высокая концентрация американских войск за рубежом наблюдалась в странах переднего края — таких, как Германия и Южная Корея. Когда акцент переместился на «войну с терроризмом» и вторжение в Ирак и Афганистан, стало принято размещать войска в районах, находящихся в непосредственной близости к Ближнему Востоку.

 

«Новая холодная война» обещает обратить эту тенденцию вспять. Военный транспорт от песочных цветов вновь перейдет к типичным цветам камуфляжа НАТО: зеленому, коричневому и черному.

 

После десятилетия, отмеченного войнами против повстанцев, аналитики возобновят свою работу по подсчету танков, ракет, кораблей и самолетов. Геополитика снова в моде.