Темер продолжает оставаться президентом Бразилии, хотя за него не было подано ни одного голоса. Макри, фигурант «Панамского досье», держит Милагро Салас (Milagro Salas) в аргентинской тюрьме в качестве политзаключенной. Сантос замешан в скандале вокруг инженерно-строительной компании Odebrecht, которая предположительно выделила ему миллион долларов на проведение президентской кампании в Колумбии в 2014 году. За время президентства Пеньи Ньето в Мексике были убиты 36 журналистов за свою профессиональную деятельность. В прошлом году перуанский президент Кучински издал 112 указов, избежав таким образом необходимости одобрения их законодательной ветвью власти.


Но на это мало кто обращает внимание. Единственная страна, приковывающая всеобщее внимание, это Венесуэла. То, что называют мировым сообществом, прощает попрание демократических норм в Бразилии, Аргентине, Колумбии, Мексике и Перу. Консервативные силы не должны давать объяснений по поводу отсутствия выборов, политических преследований, коррупционных скандалов, отсутствия свободы слова и разделения ветвей власти.


Они могут делать то, что им вздумается, поскольку ничто не будет предано гласности. Все замалчивается крупными СМИ и многочисленными международными организациями, выступающими в качестве защитников всего иностранного. При этом на них не оказывается никакого международного финансового давления, скорее даже наоборот.


В этих странах демократия сама трещит по швам и не в состоянии поучать других. Низкий уровень демократии позволяет им выкручиваться изо всех затруднительных положения, не вдаваясь в особые пояснения. И в большинстве случаев это сопровождается ссылками на различные загадочные показатели, которые неизвестно откуда берутся. Одним из лучших примеров является то, как газета The Economist определяет свой «показатель демократии» на основании «экспертных оценок», которые в самой заметке вообще не приводятся. Таким образом, демократию как бы загоняют в черный ящик, в котором побеждает тот, кто обладает большим влиянием в СМИ.


Но это еще не все. Консерваторы не собираются соблюдать демократические нормы и в сфере экономики. Не может быть реальной демократии в странах, которые не дают возможности такому количеству людей осуществить свои основные социальные права на достойную жизнь. Более восьми миллионов бедняков в Колумбии; более шести с половиной миллионов в Перу; более 55 миллионов в Мексике. С приходом к власти Макри в Аргентине число бедных увеличилось на полтора миллиона человек, а в Бразилии (с приходом Темера) — на три с половиной миллиона. Самое интересное заключается в том, что никаких эффективных экономических моделей консерваторы представить не могут и лишь ухудшают положение своих граждан. Экономика их стран находится в застое, без малейших намеков на восстановление.


Эта невидимая Латинская Америка не должна стать для нас оправданием того, чтобы не заниматься решением ее проблем. Более того, в нынешнюю эпоху великой геополитической борьбы мы должны сделать так, чтобы невидимое не означало несуществующее. Об этой другой, несостоявшейся Латинской Америке и ее проблемах необходимо рассказать всему миру.


Давайте не допустим того, чтобы нам навязали иную повестку дня.