Запряженная лошадью телега — самый надежный вид транспорта, существующий между двумя геостратегическими зонами на юге Кавказа. Набитая сельчанами, телега переезжает мост через реку Ингури, один берег которой контролирует прозападная страна Грузия, собирающаяся вступить в НАТО, а второй — Абхазия, которая тянется 220 километров по побережью Черного моря, где у России, признавшей ее независимость в 2008 году, имеются военные базы.

 

На момент распада СССР в 1991 году Абхазия была конфликтной автономией советской республики Грузии. Абхазы отстаивали свой язык и культуру от посягательств Тбилиси.В 1992 году грузинские ополченцы вошли на территорию Абхазии, но были выбиты абхазцами в 1993 году с помощью северокавказских добровольцев (в том числе чеченцев) и сочувствующих российских военных. Абхазские грузины, которые составляли большинство местного населения, были вынуждены бежать из-за обвинений в сотрудничестве с Тбилиси.


Река Ингури — это разделительная линия, на которой замерла война между грузинами и абхазами после заключения — под контролем России — договоров 1994 года, предоставивших доступ в эти места международным миротворцам и наблюдателям ООН. С тех пор конфликт прошел через несколько фаз в зависимости от смены курса Москвы и Тбилиси. Абхазия сегодня — это одна из проблемных зон, унаследованных от СССР, и самая упорствующая в утверждении (с использование исторических аргументов) своей независимости и государственности. Но крупные игроки мировой политики не вдаются в детали последствий политики Сталина, который искусственно разделил Россию и создал миграционные потоки, изменившие исконный демографический баланс.


Абхазия, население которой на сегодняшний день не превышает 250 тысяч человек, категорически воспротивилась массовому возвращению грузинских беженцев — по подсчетам их более 200 тысяч — хотя и разрешила вернуться нескольким десяткам тысяч жителей Гальского района, уехавшим в Грузию во время войны. Это случилось в 2008 году, когда ООН и другие международные организации еще действовали на территории Абхазии, пытаясь найти способ примирения двух народов.


Неудачное выступление грузинского президента Михаила Саакашвили против мирного населения Южной Осетии, другой традиционно проблемной автономии, в августе 2008 положило начало новой эпохе в регионе. Россия отбила выступление и, признав Абхазию и Осетию государствами, вынудила международных посредников и наблюдателей уйти из зоны этих региональных конфликтов. Осенью 2014 года Россия и Абхазия подписали договор о союзничестве, на основании которого была создана совместная группировка войск, полицейские и правоохранительные отряды. Российские миротворцы в 2008 году превратились в солдат, несущих службу на военных базах. По подсчетам Грузии, постоянно в Абхазии и Южной Осетии находится около 10 тысяч российских военнослужащих.


На абхазском берегу реки Ингури грузинских пассажиров встречают российские пограничники. Политические СМИ в Сухуми уверяют, что президент Абхазии Александр Анкваб был вынужден уйти в отставку в июне 2014 году, потому что он был против этого договора. Его последователь, Рауль Хаджимба, бывший сотрудник советского КГБ, подписал документ, укрепляющий связи с Москвой, и считается более покладистым, чем его предшественник, в общении с Кремлем, который настаивает, чтобы Абхазия ограничила деятельность местных НКО, занимающихся проблемами гражданского общества и поддерживающих связь с Западом.


В этом месяце США и Россия вновь озвучили свои намерения относительно данного региона. Вице-президент США Майк Пенс (Mike Pence) заявил в Тбилиси, что «Грузия является ключевым партнером США» и осудил Россию за то, что она «по-прежнему оккупирует пятую часть ее территории». Выступление Пенса очень вдохновило грузинских политиков, которые чувствовали себя забытыми при Бараке Обаме.


Несколько дней спустя последовал ответ Путина. Во время двух с половиной часов, что он пробыл в Абхазии, российский лидер заверил, что у России «особые отношения» с этой территорией. «Мы надежно гарантируем безопасность, самостоятельность и независимость Абхазии», — сказал президент. В ходе этого визита был подписан договор, обеспечивающий абхазцам доступ к российской системе медицинского страхования.


В Тбилиси считают этот договор ответом на предоставление абхазцам бесплатной медицинской помощи в Грузии, которая после ухода Саакашвили начала новую политику «пряника» в надежде вернуть бывшие автономии мирным путем.


Грузия, с населением 3,7 миллиона человек, делает ставку на туризм и приняла 4 миллиона туристов с января по июль 2017 года. Совместно с американскими компаниями и при финансовой поддержке Европы Тбилиси планирует строить глубоководный порт в Анаклии, недалеко от Абхазии. Посредством инвестирования 2,5 миллиардов долларов Грузия надеется получить свою выгоду от торговли Запада и Китая, а также привлечь рабочих и бизнесменов из Абхазии. Сухуми, между тем, безразличен к грузинским планам, а министр экономики, Адгур Ардзимба, уверяет, что «только безумец» может ожидать воссоединения Абхазии с Грузией. Контраст между берегами реки Ингури растет: на грузинской стороне поднимаются новые небоскребы из стекла и металла, на абхазской — все те же руины, напоминающие о войне.