В Москве я постоянно ругаюсь с шоферами такси — споря о том, как нужно относиться к GPS-навигаторам.


Каждый, кто когда-либо пользовался каким-нибудь устройством с системой GPS, знает, что они не безгрешны и нужно еще и самому следить за окружающей действительностью, когда их используешь. Но некоторые шоферы считают, что GPS не может ошибаться. Они упрямо таращатся в экран и рулят туда, куда показывает стрелка, не поднимая взгляда.


До тех пор, пока внезапно не вынуждены резко остановиться перед дорожными работами с возмущенными криками: но меня сюда привел навигатор!


Я вспоминала об этих шоферах прошлым летом, когда читала одну из самых интересных образовательных книг, что выходили в Финляндии в последнее время. Это книга историка Киммо Рентола (Kimmo Rentola) «Сталин и судьба Финляндии» (книгу стоит перевести, но пока она есть только по-фински — Stalin ja Suomen kohtalo). Это блестящий анализ не только прелюдии к Зимней войне 1939 года, но и игры, развернувшейся после Советско-финской войны 1941-1944 годов. Однако по сути своей она посвящена вопросу, с которым я постоянно сталкиваюсь в работе: почему государственные лидеры часто делают ошибки?


Осенью 1939 года правительство Финляндии было убеждено, что Советский Союз не нападет. Информацию Великобритании о том, что Сталин разместил 33 дивизии у финской границы, решительно отмели (реальное количество было в два раза больше).


Сталин со своей стороны полагал, что Финляндия расколота. Он был убежден, что рабочие, которые бились на стороне красных в ходе Гражданской войны, никогда не пойдут воевать против большой социалистической державы — и уж точно не под командованием белого Маннергейма.


Обе стороны допустили ошибку, поддавшись зеркальному мышлению. Оно подразумевает, что вы думаете, что противник рассуждает и действует, как вы сами. В случае Сталина к тому же сказалось влияние собственной идеологически заряженной разведывательной деятельности и пропаганды.


Тот же феномен очевиден в рамках отношений между Россией и Украиной. Россия до сих пор остается совершенно убеждена, что у сближения с ЕС на Украине нет никакой народной поддержки. Лидеры в Кремле не видят изменений, произошедших на Украине, так как считают, что вся ситуация управляется снаружи — таким же образом, как они сами манипулируют собственным народом.


Украинское руководство все поставило на одну карту — убеждение, что западный мир так же заинтересован в Украине и готов пожертвовать ради нее стольким же, скольким может пожертвовать Россия. Это была одна из причин, почему они отдали Крым без борьбы. Надеялись, что ЕС и США все уладят.


Когда на Донбассе разразилась война, Петр Порошенко попросил США об оружии. Он получил теплые одеяла, несколько партий приборов ночного видения и мощный поток уверений в солидарности.


Во внутренней политике и в политике безопасности не существует никаких стопроцентно надежных GPS-навигаторов. Это из-за того, что окружающий мир постоянно меняется. Каждая ситуация уникальна, и редко обстоятельства развиваются так, как лидеры государств представляли себе изначально. «История полна решений, которые привели к незапланированным последствиям, а конечный результат не только никому не был нужен, но никто не мог даже представить его себе», — сухо пишет Киммо Рентола.


Внешнюю политику трудно понять, если вы думаете, что все лидеры принимают решения, последствия которых способны учесть. Брексит стал результатом идиотской спекуляционной игры. Когда США вторглись в Ирак, никто и подумать не мог, что это приведет к войне в целом регионе. Когда Путин послал своих зеленых человечков в Крым, едва ли он предполагал, что Запад не отреагирует — но он был глубоко убежден, что взгляд западного мира на Украину не отличается от его собственного, то есть, что Запад на самом деле тоже «знает», что Украина — задний двор России.


Интервенции назад не откатить. Когда они уже произошли, все должны жить с их последствиями, и в первую очередь люди, которые оказались их жертвами. Вот почему руководители стран не могут слепо полагаться на показания GPS-навигатора.