События в американском городе Шарлоттсвилль вызвали широкий резонанс в российском обществе и русскоязычных СМИ. Обсуждение ультраправых митингов и контрмитингов антифашистов, уличных столкновений сторонников и противников демонтажа памятников конфедератам, реакции на эти события президента США Дональда Трампа, а также попытки анализа причин происходящего продолжаются и по сей день.


В различных — часто полярных — трактовках произошедшего есть один общий момент. По мнению значительного числа комментаторов, имела место провокация. По мнению одних — провокация со стороны истеблишмента и леволиберальных сил, по мнению других — со стороны сторонников Трампа.


Антизападно настроенные медиафигуры оказались на стороне Трампа и монументов военачальникам южан, нередко высказывая открытые симпатии по отношению к Конфедерации и неприязнь к северянам. Максим Шевченко заявил: «Они (южане — прим. авт.) не были расистами. Расистом был Линкольн…. Те, кто начал ломать памятник Ли, шли на сознательную провокацию…. Это просто война либеральных демократов против Трампа». Леонид Савин на «консервативно-революционном» ресурсе «Геополитика.ру» утверждает, что «у антифа в коридорах американской власти есть покровители, и они намеренно допускают подобного рода конфликты».


Симпатии к конфедератам со стороны антизападников, возможно, обусловлены тем, что они видят дело южан в американской войне как восстание против тех сил, которые в будущем станут «центром глобализации». Такую позицию прямым текстом изложил Егор Холмогоров в своей развернутой трактовке причин, хода и последствий гражданской войны в США. По его мнению, левые и либералы, «нанося удар по памятникам конфедератам, бьют в центр, чтобы обрушить всю конструкцию американского консерватизма разом».


Что касается прозападно ориентированной общественности, события в Шарлоттсвилле (и последовавшее за ними) в очередной раз резко разделили ее, вызвав ожесточенную полемику. Так, Юлия Латынина заявила, что в рядах антифашистов были «черные нацисты из Black Lives Matter», и возложила ответственность за произошедшее на «леваков» и организаторов сноса памятников. Виктор Александров на сайте «Каспаров.ру» утверждает, что целью сторонников сноса памятников является «подрыв моральной легитимности Запада», и добавляет, что «левые фактически развернули против Америки и американских ценностей Вторую гражданскую войну». Противоположную позицию занимает Сергей Митрохин, обвиняющий во всплеске «национал-радикализма в Америке» Трампа. Михаил Пожарский полагает, что «сносить памятники конфедератам не только легитимно, но и морально оправдано», поскольку «сохранение рабства как института было одним из тех принципиальных вопросов, за который сражался Юг». При этом некоторое количество комментаторов резко осудило ультраправых и Трампа, но при этом сочло ошибкой демонтаж памятников конфедератам (Александр Скобов).


Наиболее трудный для анализа нарратив представили государственные российские СМИ, в частности, информационная программа «Вести» (телеканал «Россия») и аффилированное с ней ток-шоу «60 минут». Представляемая ими версия происходящего менялась несколько раз по ходу развития событий. В вечернем выпуске «Вестей» 12 августа происходящее называлось «расистскими маршами», а снос памятников объявлялся лишь «косвенным (формальным) поводом» для последних. Участники акций против сноса памятников в репортажах «Вестей» 13 августа именовались «белыми ультраправыми националистами» и «куклуксклановцами». Относительно теракта было сказано: «Американцы с ужасом узнали, что так методы игиловцев теперь используют их соотечественники». В выпусках от 14 августа вместо нейтральной характеристики тех, кому были установлены монументы, стало употребляться слово «рабовладельцы», а уличные стычки именоваться «битвой крайне правых радикалов и тех, кто считает идеи нацизма неприемлемыми».


Этот дискурс, во многом напоминающий подход западных либеральных СМИ, резко изменился вечером 14 августа. Программа «60 минут» вышла с подзаголовком «Нацистский майдан в Вирджинии. США — это Украина». В ней, в частности, утверждалось, что США, поддерживая украинскую революцию 2013-2014 годов, «на те же грабли наступили, которые сами по всему миру разбросали». Критикуя западные СМИ за намеки, что нацисты в США имеют связи с Россией, ведущий программы Евгений Попов с иронией заметил, что «русский след» действительно есть — и это «русская жена» одного из неонацистских лидеров. Однако имя Ричарда Спенсера названо не было, равно как и имя его бывшей «русской жены» Нины Куприяновой, переводчицы на английский язык текстов российского ультраправого философа и публициста Александра Дугина.


15 августа риторика информпрограмм канала «Россия» вновь изменилась. В этот день в них впервые начали фигурировать «ультралевые», на которых чем дальше, тем в большей степени начала возлагаться ответственность за конфликт. Утверждалось, что они впервые приняли участие в событиях в момент сноса памятника солдатам Конфедерации в городе Дарем (Северная Каролина), который имел место лишь 14 августа вечером, хотя «антифа» участвовали в событиях с самого их начала. В программах канала ведущие и приглашенные эксперты стали намекать, что происходящее является антитрамповской провокацией, и рассуждать о том, что в США происходит спонсируемая некими закулисными силами «цветная революция», сопровождающаяся, как и на Украине, сносом памятников — причем подчеркивалось, что эти памятники были результатом послевоенного консенсуса, ныне разрушаемого «леволибералами».


К настоящему моменту тональность «Вестей» вновь изменилась: в последней итоговой еженедельной воскресной программе» от 27 августа акцент делался на «катастрофических ошибках», которые Трамп совершил по ходу развития данных событий. Резкие изменения в акцентах их освещения российскими государственными СМИ, однако, остаются труднообъяснимыми.