Кристина Лэгрейд (Christina Lægreid) на первый взгляд выглядит совершенно нормальной молодой норвежской девушкой 20 лет. Но она — не такая, как другие. Раньше она по нескольку часов ходила от дома к дому с посланием Иеговы (Свидетели Иеговы, экстремистская организация, запрещена в РФ — прим. ред.). Ребенком она боялась, что ее мысли недостаточно чисты, и бог, как ей рассказали, может их прочитать.


От глубокой религиозности до стриптиза


Сейчас будни Кристины — полная противоположность тому, как, по ее словам, прежде проходили ее дни, когда религия занимала почти все время. Она живет в Ставангере и полгода назад бросила работу стриптизерши. По словам Кристины, эта работа дала ей чувство свободы, к которой она давно стремилась.


Но когда 19-летняя девушка приняла решение, имевшее большие последствия, старт новой жизни оказался жестоким. В результате она потеряла самых дорогих людей — родителей. «У меня было интервью с газетой Oppland Arbeiderblad, и я поняла, что после этой статьи меня исключат из общины. Я хотела сама заявить о своем выходе, прежде чем Свидетели Иеговы исключат меня. Это был лишь вопрос времени», — говорит она корреспонденту Dagbladet.


Промывание мозгов


В средней школе у Кристины появилось желание узнать больше, узнать что-то новое. Она была послушным ребенком и не боялась быть достаточно успевающей. По ее словам, ее ни к чему не принуждали, но обстоятельства вызывали желание работать для общины и Иеговы. Она использует слова «промывание мозгов».


«Я все делала для семьи и друзей, а для меня самой уже ничего не оставалось. Я все больше уставала от того, что жила для мамы, папы и общины. Могла ходить от дома к дому по несколько часов в месяц только для того, чтобы выглядеть идеально в их глазах, лишь бы они были довольны».


Лишь в средней школе она начала задумываться о жизни за пределами региона, потому что на нее оказывали влияние не только община, но и ее одноклассники: «Помню, общение со школьными друзьями считалось чем-то не особенно хорошим. Они ведь не такие способные. Но я все время думала о том, насколько серьезен может быть разрыв со Свидетелями Иеговы и что я бы никогда не решилась на такое».

© Fotolia, robypangy
Библия "Свидетелей Иеговы"

Кристина описывает религию, частью которой она являлась, как «чрезвычайно контролирующую».


«Они делают все, чтобы члены общины не выходили из нее: разрушают семейные связи и дружбу. Также они культивируют страх, который приводит к тому, что человек не осмеливается делать что-то помимо того, что предписано религией. Я ненавидела слова „промывание мозгов", когда была частью Свидетелей Иеговы, но когда я сейчас думаю об этом, то это промывание мозгов. Все промывают мозги друг другу, а те, кто сидит наверху, промывают мозги всем остальным».


«Было такое чувство, будто свидетели Иеговы — лучше всех остальных людей. Они совершенно уверены в том, что их религия — единственно верная. Поэтому не хотят даже слышать о других», — продолжает она.


Потеря семьи


Когда Кристина заявила о своем выходе, ее жизнь перевернулась с ног на голову. Она ощущала злость и разочарование, но больше всего — свободу.


«Сначала семья порвала со мной все контакты. Для того чтобы поговорить со мной, они просили разрешения у руководителей секты, объясняя это тем, что я была психически больна: лазейка, которой можно воспользоваться в отношении тех, кто выходит из общины».


Кристина не общалась с родителями вот уже несколько недель, и она говорит, что не верит в воссоединение.


Девушка уточняет, что ее исключили, когда она в 16 лет решила креститься: «Если бы я не крестилась, меня бы не исключили. Но теперь я нарушила обещание богу жить для него. Если бы я не решила креститься, я бы не сидела сегодня здесь без семьи».


Без комментариев


Dagbladet пыталась несколько раз связаться с родителями Кристины, но безуспешно. Тем не менее мы получаем подтверждение того, что Кристина исключена из семьи.


Вот что пресс-секретарь Свидетелей Иеговы в Норвегии Том Фрисволд (Tom Frisvold) сказал корреспонденту Dagbladet: «Свидетели Иеговы воздерживаются от комментариев к высказываниям, сделанным бывшими членами общины. Так мы поступаем и в этом случае. В принципе, мы все-таки хотим сказать, что отношение Свидетелей Иеговы к бывшим членам общины полностью основывается на Библии и ее предписаниях, как поступать в таких ситуациях».


Фрисволд ссылается на один из их сайтов, который информирует о точке зрения Свидетелей Иеговы на членов общины, покидающих ее добровольно или исключенных.


Там, в частности, говорится: «Мы не сторонимся тех, кто крестился как свидетель Иеговы, но больше не проповедует для других и, может быть, также прекратил встречаться со своими единоверцами. Наоборот, мы беспокоимся о них и пытаемся снова пробудить у них интерес к вещам духовным».


И далее:


«Совершивший серьезный грех не исключается автоматически. Но если крещеный как свидетель Иеговы превращает в привычку нарушение моральных норм Библии и не раскаивается, то его или ее исключают, в этом случае мы не поддерживаем контакт с такими людьми. Библия говорит четко: исключи грешника из круга своего».


Ожидание рая


Кристина, выросшая в вере в Иегову и рай на земле, говорит, что ей не нравилось чувство, что сейчас жизни нет и жизнь нужно использовать для того, что придет позже.


«Они живут только для своего бога, потому что надеются в будущем оказаться в раю», — рассказывает она о мыслях членов Свидетелей Иеговы. Эта вера и такой стиль жизни не подходят для Кристины, которой хочется большего: «Я хочу жить так, как мне нравится, и я хочу призвать других молодых людей к тому, чтобы они не боялись постоять за себя. Чтобы они могли делать в жизни то, что хотят, независимо от того пути, по которому они, согласно желанию общества, должны ступать. Я совершенно уверена в выборе, сделанном мною, и рада тому, что узнала».


Хотя жизнь Кристины сегодня выглядит совершенно иначе, чем всего два года назад, она ни разу не пожалела о прошлом: «Я ни секунды не раскаиваюсь. Теперь, наконец-то, я живу собственной жизнью. Мне надоели все эти правила и то, что я должна была быть как все».


Рождество и день рождения в первый раз


Услышав слова «Свидетели Иеговы», многие сразу думают об отсутствии таких праздников, как Рождество и день рождения. Кристина рассказывает, что это было наименьшей проблемой в ее прошлой жизни, не сказать, чтобы ей в детстве этого не хватало: «Для меня это было привычно, и я не знала, что я теряю. Но в этом году я фактически в первый раз буду отмечать Рождество вместе с несколькими другими членами семьи (которые не являются членами Свидетелей Иеговы — прим. Dagbladet).


Только когда в классе пели поздравление с днем рождения, она чувствовала, что это значит — отличаться ото всех: «Не так уж приятно сидеть тихонько, когда все другие поют для того, у кого день рождения».


В мае она впервые отмечала свой день рождения: для двадцатилетней девушки это было особым событием. «Было очень много чувств, и я уже с радостью ожидаю следующий год. Было невероятно весело», — рассказывает она.


Как будто они ее не видят


У Кристины было много позитивных моментов после того, как она порвала со всем, что знала и любила раньше. Но отношение к ее бывшей религиозной общине, как она говорит, у нее заметно изменилось. «Члены Свидетелей Иеговы просто ушли прочь. Они даже не смотрят на меня, они меня как будто не видят», — говорит девушка.


Но, по ее словам, у свидетелей Иеговы есть несколько причин для нового прохладного сближения. «Во-первых, надежда, что я вернусь в религию, что, по-моему, является ошибкой. Если я и вернусь, то не из-за сильной веры, а потому, что мне не хватает моей семьи. Во-вторых, это нужно, чтобы у них самих не возникало искушения уйти», — говорит Кристина.


Новая жизнь


Дни Кристины теперь проходят в тех делах, на которые она сама хочет тратить свое время. Как она говорит, ее жизнью больше не управляет страх перед тем, что подумает бог, или страх не попасть в рай.


Теперь, когда она больше не стриптизерша, она подумывает вернуться на школьную скамью, и главной целью будет возможность помочь другим молодым людям. «Теперь я больше не хочу в рай, я просто хочу жить», — говорит она.


Хотя Кристина пережила тяжелые моменты после разрыва с семьей, сегодня она считает себя счастливой: «Это как будто я пришла в новый мир. Я больше не боюсь, и это фантастическое чувство».