67 градусов северной широты, 71 градус восточной долготы. Россия (Reuters).  Представители ненецкой народности, проживающие на холодном полуострове Ямал, пережили эпоху российских царей, татарское иго, большевистскую революцию и смутные 1990-е годы. Однако теперь они столкнулись с более серьезным вызовом – дело в том, что под их укутанными в меха ногами находится достаточно природного газа для того, чтобы обогревать весь мир в течение пяти лет.

«Для них это богатство, для нас это кошмар», говорит одетый с ног до головы в оленьи шкуры  20-летний Андрей Езгини, имея в виду амбиционные планы государственного газового гиганта Газпрома, связанные с бурением новых скважин в этом регионе. Премьер-министр Владимир Путин назвал Ямал «мировой кладовой» нефти и газа.

Путин прилетел в конце сентября в этот малонаселенный регион, расположенный за северным полярным кругом на расстоянии 2 000 километров от Москвы  для того, чтобы привлечь  внимание зарубежных партнеров к разработке месторождений на Ямале, где сосредоточена четверть всех разведанных запасов природного газа.

Эксперты и сами ненцы говорят о том, что предпринимательская деятельность нанесет ущерб тундре, болотистая поверхность которой летом по цвету красновато-коричневая, как бархатцы, а зимой она засыпана толстым слоем снега, на котором отчетливо видны вкрапления термокарстовых озер и кристально-голубых рек.

Ненцы мигрируют с севера на юг и покрывают каждый день расстояние в 150 километров, оставаясь только сутки на одном месте, полагаясь на оленей и рыбу и укладывая в запряженные оленями сани  свои «чумы»  - палатки, керосиновые лампы и дровяные печки.

«Тот факт, что они нашли здесь месторождения – это катастрофа», подчеркивает 34-летний Слава Вануито, и его азиатские глаза еще больше сужаются, наблюдая за тем, как по тундре проносится порыв арктического ветра, отражаясь от толстого и упругого ковра из моха, которым питаются олени.

Как и многие другие молодые ненцы, Вануито служил в российской армии – он воевал против чеченцев во время первой сепаратистской войны, - но затем решил вернуться к своей кочевой жизни на Ямале. Ямал означает «край земли» на ненецком языке, дальним родственников которого является финский.

Общее число ненцев составляет 42 000 человек, и они полностью зависят от оленей, обитающих на Ямале. Ненцы по своим взглядам анимисты. Их строгий код суеверий и гендерных отличий остается почти неизменным на протяжении по крайней мере последнего тысячелетия.

Олени ломают ноги

Мы летим на изготовленном еще в советское время вертолете и наблюдаем за тем, как по тундре бежит, извиваясь, голубой поезд с 20 вагонами – это часть недавно открытой железной дороги, которая, по мнению экспертов, нанесет большой ущерб.

Эту железную дорогу открыл месяц назад Владимир Путин. С ее помощью будет разрабатываться крупнейшее месторождение природного газа «Бованенково» на севере полуострова. Добываемый здесь газ будет с 2012 года транспортироваться в Германию по трубопроводу Nord Stream. Длинна трубопровода, который пройдет по Ямалу, составит две трети его собственной протяженности, или 700 километров.

Езгини говорит, что олени стали ломать себе ноги. «Вокруг дороги много мусора и гравия, все это пугает олений и наносит им увечья». Пастбища вокруг железной дороги, добавляет он, уже лишились кустарников.

Брюс Форбс (Bruce Forbes) – профессор Лапландского университета в Финляндии, занимающийся исследованием глобальных изменений, говорит о том, что это только начало. «Мы видим пока только верхушку айсберга с точки зрения ущерба», отметил он в беседе по телефону с Reuters.

Правительство очень заинтересовано в скорейшей разработке месторождений, расположенных в Ямало-Ненецком округе. Месяц назад правительство предложило ввести налоговые каникулы для того, чтобы привлечь  иностранные фирмы к бурению скважин сквозь вечную мерзлоту, а запасы природного газа этого региона составляют 16 триллионов кубических метров.

Ямал уже превратился в главного поставщика природного газа. Газпром утверждает, что он отчисляет Ямалу ежегодно 20 миллиардов рублей (665 миллионов долларов США), однако его представители отказываются говорить о том, как эти средства распределяются.

На Ямал приходится 90 процентов добычи природного газа Газпромом, а общий доход от этого в прошлом году составил 3,5 триллиона рублей.

Вануито, затачивая пилу для оленьих рогов, называет все эти заявления Газпрома «ерундой».  Он отметил, что они получают «подачку» в виде ежемесячного государственного пособия в размере 2 000 рублей (66 долларов США).

В январе Форбс направил исследовательский доклад участвующим в работе на Ямале фирмам, настоятельно призывая их к созданию гармонического сосуществования разработок месторождений нефти и газа  и жизни ненцев. Он обратился к компаниям с просьбой уважать требования местного населения и запретить незаконную охоту  газовиков, а также зарывание в грунт трубопроводов.

Ссылаясь на пастухов и представителей администрации, он заявил, что компенсации за утраченные пастбища и пользование землей все чаще оседают в местном правительстве и не доходят до самих ненцев.

«Европейский Союз должен быть более ответственным в этическом и моральном плане, когда он рассматривает вопрос о том, где покупать газ», подчеркнул он и добавил, что западные компании позитивно отреагировали на этот доклад.

Уже не в первый раз коренные народы, проживающие на территории России, оказываются под угрозой со стороны промышленности. Правозащитные группы утверждают, что энергетические фирмы не в полной мере считаются с культурой народности ханты в нефтеносном российском регионе Ханты-Мансийске в Западной Сибири.

Москва предлагает ненцам бесплатные дома в столице Ямала Салехарде, однако Форбс замечает, что это лишено смысла. «Их животные и их просторы в тундре дают им полную свободу».

Некоторые виды государственной помощи приветствуются ненцами. На вертолете они могут всего за час  перелететь в другие населенные пункты, где проживает несколько сотен человек, а дети после семи лет направляются в школу с обучением на русском языке в городах, где они живут с другими ненецкими семьями.

«Я просто прошу всевышнего, чтобы Газпром нас не изменил», признается 52-летняя мама Езгини Валентина. «Я хочу, чтобы мои внуки увидели нашу землю такой, какая она есть – красивой, свежей, полной ягод и оленей».

(В подготовке статьи принимал участие также Владимир Солдаткин в Москве и редактор Джанет Лоуренс Janet Lawrence).