Когда российский писатель Даниил Гранин оглядывается на 70 лет назад, он видит чужого ему человека. Полный надежд и патриотизма, он принял решение в 1941 году пойти добровольцем на фронт, он был готов умереть за Родину.

И командира танковой дивизии, которым стал Даниил Гранин в ходе войны, 95-летний писатель сегодня понять уже не может. «После войны нас переполняло чувство победы. Мы вообразили, будто мы теперь - самые великие, спасли мир и будем теперь счастливыми», - сказал он некоторое время назад на российском телевидении.

Командир танковой дивизии превратился в скептика

В 2011 году вышел роман Гранина «Мой лейтенант», в котором встретились два Гранина – молодой солдат и пожилой мыслитель. Почтенный возраст - вовсе не причина, чтобы отойти в сторону, что он убедительно доказывает, выпуская каждый год по новой книге.

Писатель Даниил Гранин


Я стал скептиком, признается Гранин в интервью. Но как показывают его спокойное поведение и скромная улыбка, он - не законченный скептик, а тот, кто слишком много размышлял над своей жизнью. Над жизнью, длящейся почти целый век.

Он пережил блокаду Ленинграда

В понедельник, в День памяти жертв нацизма, Гранин выступал в Бундестаге. С 1996 года свидетелей тех событий приглашают в честь годовщины освобождения Освенцима советскими войсками 27 января 1945 года, чтобы они рассказали о том, что пережили в то время. Гостями часа памяти уже были Марсель Рaйх-Раницкий (Marcel Reich-Ranicki) и израильский президент Шимон Перес (Schimon Peres).

В этом году вспоминают и другую дату - ровно за год до освобождения Освенцима, 27 января 1944 года, была снята блокада Ленинграда. Гранин пережил оккупацию своего города немецкой армией. В конце 70-х годов он вместе с Алесем Адамовичем выпустил «Блокадную книгу» с воспоминаниями свидетелей того времени, которая и в Германии нашла много читателей.


Читайте также: История - спасибо России!

Его герои – ученые

Война - это не единственная тема произведений Гранина. Электротехник по образованию, выросший в советскую эпоху «физиков и лириков», он в своих книгах писал о поэтическом потенциале развития науки. Герои его известных романов «Иду на грозу» (1962) или «Зубр» (1987) - ученые, которые хотят изменить мир. Сам Гранин до 50-х годов занимался исследованием электрических кабелей. Вначале он писал тайно, даже его жена не знала об этом.

Даниил Гранин верил в Сталина, но быстро в нем разочаровался, о чем он сегодня открыто говорит по телевидению поколению путинской эры, воодушевленному Сталиным. Он относится к числу значительных писателей как периода литературы оттепели, так и эпохи перестройки. Гранин был отмечен премией Министерства культуры ГДР «Генрих Гейне». Несколько недель назад к нему приехал Владимир Путин, чтобы лично поздравить с днем рождения. Вчера Даниил Гранин пожал руку Ангеле Меркель. Его жизнь - как учебник истории с абсолютно невероятными поворотами.

Падение старых идеалов


«Мне был дан мир, который постоянно борется, трудный мир, где немного улыбок, много темноты и мало солнца», - пишет Гранин в автобиографической книге «Все было не совсем так» (2010). «Это были тяжелые, кровавые времена, но они оставили невероятное ощущение - я выжил!». Не только война, но и распад Советского Союза оставили след в жизни Гранина. В последние 20 лет темой его произведений стало в том числе и падение старых идеалов. В своей работе «Страх» Гранин рассуждает о травмах ушедшей эпохи – прослушках, шпионаже, арестах.

Отношение Гранина к Германии отражает противоречивую историю прошедшего века. Во время войны поначалу ему тяжело было ненавидеть немцев. «Перед нами были не фашисты, а Германия. Мы в школе учили немецкий язык. Гете, Шиллер…», - вспоминает Гранин в автобиографии «Все было не совсем так».

От ненависти к пониманию


После войны он нашел второй путь в Германию, который был дольше, чем война – «от ненависти к пониманию и дружбе», писал он в статье для издания Zeit в 1994 году. У Гранина были смешанные чувства, когда он приехал в Германию после падения Берлинской стены. «Благосостояние немцев порождало зависть и грусть. «Другая система», утешал я себя. Но утешения не находил».

Даниил Гранин может рассказать много историй - о Германии, о России и о том, что произошло с миром за последние сто лет. Но вчера он говорил перед немецкой аудиторией прежде всего - о войне. Он делился воспоминаниями молодого Гранина, которого он сегодня уже не понимает.