Нет, это не снимки Чернобыля и не кадры послевоенного Сараево. Это город Бекдаш на северо-западе современной Туркмении, некогда процветавший поселок на берегу Каспийского моря со своим портом и «химической кладовой», где в поздние советские годы одного лишь натрия сульфата в сутки добывали порядка 220 тонн. А еще столько же бишофита, эпсомита. Время и безвременье медленно убивают Бекдаш, и хотя его недра по-прежнему богаты полезными ископаемыми, за годы независимости тут не было построено ни одного нового предприятия, а былое производство сократилось до минимума. Численность населения, составлявшая на начало 90-х годов прошлого столетия без малого 10 тысяч человек, уменьшилась примерно втрое — кто навсегда покинул эти места, кто ушел в небытие, не сумев выжить ни в ниязовские «10 лет благополучия», ни в «Золотом веке».

В 2002 году поселок Бекдаш получил статус города и новое название — Гарабогаз, однако и это не решило имеющихся проблем с безработицей, нехваткой питьевой воды и плохими дорогами. Сегодня, в «Эпоху могущества и счастья», центральные власти хоть и пытаются реанимировать химпром и тем самым дать городу новый импульс, те, кто остался, считают, что до полного счастья еще далеко…

С распадом СССР в 1991 году распалось и все химическое производство. На одном лишь градообразующем заводе «Гарабогазсульфат», например, в конце 80-х трудилось около 3000 человек. Примерно столько же людей были заняты на местной газокомпрессорной станции, в строительно-монтажном управлении и отделе рабочего снабжения. Кроме того, в городе была масса других государственных учреждений, банков, объектов образования, здравоохранения, культуры и искусства. Сегодня штат основного предприятия сокращен в пять раз, из производства остался только бишофит (магниевая соль) и сульфат в объеме всего шести тонн в сутки. На компрессорной станции работают 70 человек, а строительная организация и вовсе прекратила свое существование. Зарплаты у людей невысокие, минимальный оклад равен 240 манатам (69 долларов), но люди держатся и за такую работу, потому что другой нет.

В середине девяностых массовые сокращения на предприятиях и безработица заставили людей покидать свои дома. Большинство бекдашцев уезжали на свою историческую родину — в основном в Россию, Казахстан, Азербайджан. Бекдаш всегда был многонациональным поселком, тут мирно жили русские, армяне, азербайджанцы, казахи, но политика туркменизации ниязовского периода, когда все делопроизводство и школьное обучение были переведены на туркменский язык, а на руководящие должности стали назначаться только туркмены, явилась одной из причин отъезда нетуркменского населения. Сейчас девять многоэтажных домов в первом микрорайоне города стоят пустыми, без окон и дверей, напоминая кадры из западных фильмов о конце света или из зоны Чернобыля. Несколько таких же домов есть и во втором микрорайоне. Сегодня в городе из представителей нетитульной нации остались только престарелые жители или те, кому просто некуда или не на что ехать. Оказавшиеся не у дел бывшие специалисты, инженеры, производственники заняты либо мелкой торговлей, либо рыбной ловлей.

В городе из трех средних школ осталось лишь две, а из восьми детских садов — только три. Опустевшие детские учреждения заняли наркодиспансер (бывший детсад «Малышок») и военная комендатура (некогда д/с «Петушок»). Используются по другому назначению здание аптеки (теперь миграционная служба), контора отдела рабочего снабжения (ныне прокуратура). Единственный банк в городе, «Туркменбаши», занял бывший дом быта. Местная библиотека тоже закрылась, и лишь музыкальная школа продолжает работать. В плане застройки была 3-этажная больница, но так и осталась недостроенной (на фото в альбоме на Фейсбуке).

Морской порт Бекдаш


Однако нехватка работы не единственное, что заставило людей паковать чемоданы. В городе по сей день отсутствуют элементарные условия для жизни. Например, с 1992 года в жилые дома не подается питьевая вода. С водой здесь всегда были проблемы, однако до начала нулевых в Бекдаш исправно ходили танкеры-водовозы из Азербайджана. Сегодня жители сами, кто как может, обеспечивают себя питьевой водой: одни берут ее из опреснительной установки на заводе «Гарабогазсульфат», другие договариваются с водителями и везут ее из Туркменбаши (бывшего Красноводска), а третьи едут туда на собственных автомобилях. Опреснитель на заводе поставили в 2003 году для нужд самого завода, а не для населения, но так как другой больше нет, то дают и жителям.

У многих в домах стоят дистилляторы, хотя пользы от этой воды нет. Малоимущие жители отстаивают колодезную воду для питья и приготовления пищи, а морской водой стирают белье и убирают помещения… Не удивительно, что многие жители страдают заболеваниями почек и других органов. Врачи в местной больнице, по словам жителей города, некомпетентны, поликлиника давно закрылась, поэтому те, у кого есть возможность, ездят на обследование и лечение в Красноводск или Ашхабад.

Помимо проблем с водой в городе наблюдается нестабильная подача электроэнергии. В дождь или ветер половина населенного пункта на несколько дней может остаться без света. Хяким Бекдаша, говорят местные жители, приезжий, не коренной бекдашец, что, впрочем, в Туркмении является обычным делом, но именно такой временщик о проблемах местного населения особо не печется. Взять хотя бы пожарную охрану. Автомобильный парк этого ведомства состоит из… одной машины, но и от нее проку мало. Так в 2012 году в городе загорелся дом, люди вызвали пожарную машину, которая приехала тушить пожар… без воды. Пока водитель ездил заправляться, жильцы вместе с соседями самостоятельно начали тушить огонь, благо у многих тут имеются резервуары с водой и насосы. Вернувшаяся к месту пожара машина, быстро израсходовав воду, снова было отправилась заправляться, но тут…отказала коробка передач. И так всегда: то двигатель не заводится, то насос сломался. Дом в тот раз спасли, благодаря подоспевшей водовозке военных, откуда воду перекачали в пожарную машину…

В 2014 году правительство Туркмении задумало запустить долгосрочную программу расширения парка авиационной техники и модернизации инфраструктуры местных аэропортов, в том числе и в Бекдаше, хотя модернизировать тут нечего — от старого аэропорта осталась лишь взлетно-посадочная полоса. Местные жители рады были этим известиям: появится работа на строительстве аэродрома и вокзала, а затем и при их эксплуатации. Очевидным плюсом казалась и возможность быстро добраться до города Туркменбаши, ведь сейчас нужно ехать 200 километров несколько часов по бездорожью и песку. В прошлом году в район аэропорта приезжали люди на внедорожниках, однако строительные работы до сих пор не начались.

Справедливости ради отметим, что в городе, как и везде в велаятах и этрапах, согласно государственной программе строительства новых и реконструкции действующих спортивных объектов, сдали в эксплуатацию новый стадион и отремонтировали спортшколу.

Бекдашцы считают, что соседство с Казахстаном также можно использовать во благо города и его жителей, а для этого хорошо бы построить качественную дорогу из Туркменбаши прямо до границы для транзитных грузов, а также немного упростить таможенные и визовые требования для развития торговли. Сегодня местные жители при наличии заграничного паспорта могут ездить в соседнюю республику без визы сроком на пять суток.

Второй год в стране проводится конкурс на лучший этрап/город, победитель которого награждается одним миллионом долларов США. Бекдашу не «светит» такой приз, потому что лучшим городом в ближайшие годы ему не стать. Но внимание к себе, средства на свое развитие он от государства получить достоен. Ведь Бекдаш всегда был поселком-тружеником, будет тружеником и город, если ему помочь.