Мексиканский политический класс обожает публичные жесты. Стремглав голову, его представители мчатся в Национальный дворец, где получают серьезные указания от папы, о которых тут же забывают. Единственное, что их интересует, это приблизиться к важной фигуре, сфотографироваться, пожать руку, одним словом, засветиться рядом с религиозным лидером.

Веласко (Velasco), губернатор штата Чиапас (Chiapas), склоняет голову и целует ему руку. Этот шаг расценивается как неблагоразумный, особенно с учетом того, что данный штат самый многоконфессиональный в стране. Последовали вопросы о том, сохраняется ли у нас светский характер государства. Тем более что президент Энрике Пенья Ньето в своем протокольном обращении к папе вновь указал на светский характер мексиканского государства, выступающего за религиозную свободу, плюрализм и человеческое достоинство.

Но, попрощавшись с понтификом, он тут же заявляет: на улицах и стадионах, которые посетит папа Франциск, он встретит гостеприимных и доброжелательных людей, которые исповедуют христианство. Но народ — понятие широкое, которое включает в себя всех. Куда в таком случае относить 20 миллионов мексиканцев, которые не считают себя христианами?

Мы говорим о населении, равном по численности жителям нескольких Центральноамериканских стран, вдвое превышающем число жителей Парагвая и Уругвая вместе взятых. И если они не христиане, то разве в силу этого их нельзя считать частью народа? Не будем критиковать возможную оплошность, но при этом отметим, что данный вопрос заслуживает серьезного осмысления. Речь идет не только о том, чтобы политические деятели и государственные служащие ходили на богослужения, что может рассматриваться как нарушение закона о религиозных объединениях и богослужениях.

За несколько дней до визита депутат Самбрано Грихальва (Zambrano Grijalva) предупредил властные структуры о необходимости соблюдения норм светского государства, поскольку в своем стремлении соответствовать духу визита главы Римско-Католической Церкви они могли нарушить закон. К счастью, папа Франциск разумно отказался от выступления в парламенте, несмотря на просьбу многочисленной группы депутатов и сенаторов. Религиозный пыл, овладевший политиками, превратился в самую настоящую эпидемию.


Хотя после пересмотра 40-й главы Конституции никто не ставит под вопрос светский характер государства, но все же каждый трактует ее по-своему. Одни, которых католики называют антиклерикалами, считают, что религия и религиозная деятельность должны быть исключительно личным делом каждого человека. Государственные органы не должны участвовать в делах церкви, верующие же в свою очередь могут участвовать в политике и других сферах общественной жизни в качестве частных лиц. С другой стороны, католики и немалое число евангелистов придерживаются довольно странной точки зрения на концепцию конструктивной светскости, предложенную папой Бенедиктом XVI и поддержанную бывшим президентом Франции Николя Саркози. В соответствии с ней, государство должно занимать нейтральную и равноудаленную позицию по отношению к различным религиям, но при этом церкви и их прихожане имеют полное право вмешиваться в различные области общественной жизни, основываясь на свободе вероисповедания.


Светскость, светский или гражданский характер — все это весьма похожие друг на друга понятия, которые заполнили информационное пространство. С течением времени, по мере возникновения новых обстоятельств, светскость постоянно требует своего переосмысления. Например, в марте 2007 года папа Бенедикт XVI сделал предупреждение о том, что светскость представляет собой угрозу свободе вероисповедания. Понтифик неоднократно высказывался за толерантную светскость, в корне отличающуюся от либеральной светскости с масонским душком, которая в течение всего XIX и части XX века резко выступала против любых форм клерикализма. Католики выступают за конструктивную светскость, предложенную Ратцингером, но при этом нетерпимы к другим концепциям, считая их устаревшими. Поэтому необходимо быть предельно точными при использовании этой концепции, избегать двусмысленностей и различать церковную и либеральную ее трактовку. Светскость есть неотъемлемая часть современного государства и одновременно инструмент социального мира, сосуществования людей различных убеждений. Государство, которое действительно считает себя светским, не присваивает себе каких-либо полномочий в вопросах религии, руководствуясь, прежде всего, принципом непредвзятости и соблюдения всех свобод. Поэтому оно не ставит себя ни выше религии, ни нравственности и ограничивается лишь сферой политики.


Проблема нашего политического класса заключается в том, что он признает эти принципы лишь на словах, а на практике от них отказывается. Когда ему это выгодно, он старается выглядеть любезным и в своих заявлениях превозносит Католическую церковь, не только положительно отзываясь о ее деятелях, в частности о посетившем нас ппонтифике, но и выражая согласие с ее повесткой дня. Так, в 2009 году в 18 субъектах страны было вновь введено уголовное наказание за аборты, а в 2012 году была пересмотрена 24-я статья Конституции, в соответствии с которой Церковь намеревалась вмешиваться в вопросы религиозного обучения в государственных школах. Все это власти намеревались преподнести в качестве подарка или доказательства доброй воли папе Бенедикту XVI, посетившему Мексику в марте 2012 года.


Во время нынешнего визита глава Святого Престола проявил осторожность и не требовал большей свободы вероисповедания. Более того, он не добивается от мексиканского государства, чтобы оно заявляло о своем светском характере. Это дело политического класса.