Я выбрала для поездки на день именно город Гусь-Хрустальный к востоку от Москвы. Выросший вокруг завода по производству хрусталя, город увядает, потому что завод больше не обеспечивает работой. И я хотела попасть на встречу главы социальных служб с гражданами.

Целью моей поездки было выяснить, как город справляется с высоким уровнем безработицы.

Я приехала в город вместе с фотографом и водителем, и нам удалось найти библиотеку, в которой вскоре должна была начаться встреча с гражданами.

Но не началась. Встреча была отменена.

Об этом мне сообщила женщина пенсионного возраста, работавшая в гардеробе библиотеки. Мы уже уходили, когда она взяла ситуацию в свои руки.

«Не можете же вы просто так уйти, если приехали сюда из самой Финляндии. Я еще спрошу у полицейских», — сказала она решительно.

Скоро на месте появился очень дружелюбный полицейский, который спросил причину нашего приезда.

Еще он хотел услышать, какова жизнь в Финляндии. Уважают ли полицейских, и получают ли они хорошую зарплату.

«Какой срок можно получить за взяточничество?»

Молодой полицейский сильно удивился, когда я рассказала ему о низком уровне коррупции в Финляндии. Наверное, он подумал, что я невежда, когда я не смогла ему назвать срок за взяточничество и величину возможного штрафа.


Вскоре он привел еще одного полицейского, чином выше, который так же дружелюбно спросил, чего мы хотим. Выслушав меня, он покачал головой.

«Послушайте, у нас есть только генерал, он об этих социальных вопросах ничего не знает».

Полицейские, тем не менее, решили мне помочь и привели из другого коридора женщину. Я не поняла, какую должность она занимает.

«Вам нужно пойти в администрацию, там подниметесь на второй этаж, они вам помогут».

Мы отправились искать здание администрации, которое нашлось после небольшой поездки по городу. Мы показали аккредитацию российского МИДа, и нас без проблем впустили внутрь. Я была очень удивлена: мне давно не удавалось попасть к российским чиновникам без всяких бюрократических проволочек.

На втором этаже нас ждала Татьяна, которую предупредили о нашем приезде по телефону. Она извинилась: главы социальных служб города не было на месте.

Я уже была готова уходить, когда Татьяна спросила, заедем ли мы на завод по производству хрусталя. Я ответила, что собиралась познакомиться именно с городом и горожанами, а не с заводом.

«Вы не можете побывать у нас, не заехав на завод, я позвоню им!»

Татьяна позвонила какой-то Галине, которая сказала, что очень спешит.

«Разве и часа у тебя нет, тут журналисты приехали из Франции».

Татьяна, похоже, перепутала страны на букву «ф». Я ее поправила и сказала, что мы были бы рады заехать туда даже на полчаса.

Минутку поговорив, Татьяна и Галина договорились о том, чтобы мы смогли приехать на завод. Татьяна взяла куртку и отправилась с нами: она хотела убедиться в том, что нас точно хорошо примут. Так и было.

Галина оказалась очаровательной пожилой женщиной, которая уже давно могла уйти на пенсию, но не ушла, потому что любила свою работу и завод.

На заводе она много рассказала нам об истории завода, о том, как он работает, и о его продукции.

На заводе было здорово, интересно и поучительно.

Я не попала бы сюда, если бы не гардеробщица, имени которой я даже не знаю.

Она — типичный пример решительных, дружелюбных и практичных женщин, которые видят не преграды, а решения. Я получала от подобных женщин много помощи в разных ситуациях по всей России, и я им бесконечно благодарна.

Без них в России было бы намного скучнее и тяжелее.