23 января 2013 года произошло пробуждение, и все это почувствовали. Начались съемки седьмого фильма «Звездные войны». Режиссером стал Джей Джей Абрамс (J. J. Abrams). Это событие превратилось в главную новость года. Надежда заменила собой слухи: вернутся ли Люк, Лея и Хан? Что c R2D2, C3PO и «Тысячелетним Соколом»? Даже ставшие посмешищем приквелы не смогли повлиять на радостное ожидание, когда появились первые рекламные ролики «Пробуждения силы». Интернет переполнили видеосюжеты с реакцией на этот ролик, люди смеялись и плакали, пересматривая каждую деталь ролика в поисках подсказок относительно того, каким будет сюжет фильма.

Хотя в 1977 году общей темой, объединяющей фильмы, была судьба, казалось, что судьбой первых «Звездных войн», позднее названных «Новой надеждой», станет позор. Джордж Лукас все еще пытался сделать себе имя. В 1972 году он снял «Американское граффити», и на этом — почти все. Актеры были настроены скептически. Гаррисон Форд позднее сказал: «Там был здоровенный парень, расхаживавший в костюме собаки. Это просто смешно». Fox сделали сто фильмокопий и ужасно боялись провала. В первые выходные показа Джордж Лукас уехал в отпуск на Гавайи, опасаясь худшего. В первые выходные фильм шел в нескольких дессятках кинотеатров и по кассовым сборам уступил картине «Смоки и Бандит».

Но вскоре фильм взлетел и через несколько месяцев обошел «Челюсти», став лидером по кассовым сборам для того времени. В наши дни с учетом инфляции он побил любой другой фильм, когда бы то ни было сделанный, кроме «Унесенных ветром», у которых на это ушло на 38 лет больше. В «Мире согласно Звездным войнам» преподаватель Гарвардской школы юриспруденции Кэсс Санстейн (Cass Sunstein) пытается объяснить, почему такой ничем не примечательный фильм пользуется популярностью не у одного, а у нескольких поколений. Его книга предназначена для всех — тех, кто любит, кому едва нравится и кто не любит «Звездные войны». Но это еще не главная цель амбициозного труда. Он хочет показать, как «Звездные войны» отражаются и оказывают влияние на все аспекты нашей повседневной жизни, замечаем мы это или нет. «Аватар» Джим Кэмерона принес огромное состояние. «Но может ли кто-нибудь вспомнить хоть одну фразу оттуда?» — спрашивает он. «Звездные войны» правят галактикой.

Главный вопрос книги о том, оказались ли «Звездные войны» своевременными, был ли это выстрел, случайно попавший в цель — или же фильм просто слишком хорош, чтобы провалиться? Он собирает информацию, делает исследование и даже хватается за незаконченный сценарий, чтобы сложить кусочки мозаики. Есть два объяснения популярности «Звездных войн» — каскадный эффект, когда популярность основана на том, что другие подумали о первом фильме, и сетевой эффект. Второе означает, что о «Звездных войнах» знает так много людей, что и вам стоит узнать о них. Но информация и теория не сработали бы без восхитительного стиля мистера Санстейна. Смесь культурных аллюзий и исследования, его работа оказалась сбалансированной: информативна, но не скучна, забавна, но не глупа. Эти 200 с лишним страниц стоят того, чтобы их прочесть. Анализ выдержан в динамичном и изящном ритме.

Мы узнаем, что Люк и Лея, самые известные близнецы из далекой, далекой галактики, сначала не должны были быть родственниками. Лукас добавил этот поворот во время работы над сценарием «Империя наносит ответный удар» в 1980 году, когда зеленый, сморщенный магистр джедаев Йода говорит: «Есть еще одна (надежда)». Когда пришло время решать, кто будет этой самой надеждой, Лея отлично подошла на эту роль. Лукас все еще должен был объяснить, откуда у нее появилась Сила. Тогда он переделал оригинальный сценарий и сделал Лею сестрой-близнецом Люка. Это произвело неловкое впечатление на публику, так как между Леей и Люком очевидно была романтическая привязанность — и поцелуй. Санстейн великолепен, отделяя факты от вымысла в оригинальной истории. Мы узнаем, к примеру, что ранние наброски Лукаса делались под влиянием фильма Акиро Куросавы «Три негодяя в скрытой крепости» (1958 год). Вот где «Мир согласно Звездным войнам» лучше всего отвечает последователям Лукаса.

Покинув территорию общей информации, он борется за ответ на вопрос о том, что сделало фильм таким успешным: «Ни одно из объяснений не кажется ошибочным. Проблема в том, что ни одно из объяснений не кажется верным». Тогда он пытается рассмотреть все возможные составляющие смысла фильма, от духовных до политических. Он дразнит поклонников саги, спрашивая о том, а что, собственного, плохого было в Империи? Санстейн утверждает, что император Палпатин, главный отрицательный персонаж, практически не имел воздействия на жизнь своих подданных. Он уделил страницу теории о том, что Джа-Джа Бинкс был лордом-ситхом. Лукас отрицал это, но Санстайн пишет, что «Лукас и должен это отрицать, не так ли?» В плане политики на планете Земля Санстайн пишет, что неожиданный подъем Барака Обамы на выборах в 2008 году во многом объясняется каскадным эффектом, похожим на тот, который привел к небывалому успеху «Новую надежду». Как только оба они заручились определенной поддержкой, число желающих поддержать их стало быстро расти.

Самое, пожалуй, интересное размышление Санстейна относится к роли судьбы во Вселенной «Звездных войн», основной теме всех семи фильмов. Хотя судьба и пророчества имеют важное значение для персонажей, все они делают самостоятельный выбор на распутье: Темная Сторона искушает как Люка, так и Анакина, но только один из них поддается искушению. Но главная привлекательность книги — в заразительной страстной увлеченности Санстейна всей серией фильмов, позволяющей ему находить отклики «Звездных войн» повсюду, от «Гарри Поттера» до однополых браков. Уж с ним-то Сила пребывает.