Венецианский купец и путешественник не упоминает в своих записках ни о Великой Китайской стене, ни о чае, как не рассказывает он о палочках для еды или об обычае бинтования ног девочкам из знатных семей. Историки же обращают внимание на то, что сегодня с китайской культурой связывают совсем иные традиции, нежели чем во времена Марко Поло.

Современники путешественника едва верили его рассказам о далеком Китае. В своем труде под названием «Книга о разнообразии мира» он описывал экзотические земли, непознанные цивилизации и несметные сокровища, которые доставлялись на европейские рынки. Путешествия венецианского купца будоражили воображение его читателей. Но давайте задумаемся о том, насколько правдоподобны его рассказы? Действительно ли в Китае побывал Марко?

История семьи Поло в Восточной Азии началась в 1260 году. Николо и Матео Поло, отец и дядя Марко, продали все, чем они владели в Константинополе, важном торговом центре и Европы и Азии, и отправились в Сарай-Бату, находившийся на территории Монгольской империи. Группа венецианцев привлекла внимание Великого Хана, который никогда раньше не встречался с итальянцами и был очарован общением с ними.

Через год семья Поло явилась ко двору Хубилая, внука основателя империи, Чингисхана. Хан повелел братьям Поло вернуться в Италию с тем, чтобы найти 100 выдающихся людей, способных стать украшением его двора. По возвращению в Венецию, Николо узнал о том, что в его отсутствие у него родился сын Марко. Во время второй экспедиции Николо Поло ко двору Великого Хана, в 1271 году, его сопровождал 17-летний сын.

С 1271 по 1295 год Марко и его семья провели в самом сердце Азии, в Китае, при Дворе Хубилая. Все это время Марко Поло диктовал писарю невероятные, удивительные истории. В одном из таких рассказов описывался передвижной бамбуковый дворец хана Хубилая, а также его летняя резиденция Шанду, ставшая, благодаря воспоминаниям венецианца, настоящим символом восточной роскоши. Из другого рассказа мы узнаем о дворе хана, блиставшем знатными вельможами, мудрецами, монахами и чародеями.

На территории Армении Марко Поло побывал на горе, где, как утверждалось, очутился Ноев Ковчег, в Персии он посетил предполагаемую могилу волхвов, где покоились нетленные мощи Каспара, Мельхиора и Балтазара. По прибытии в Китай, он стал одним из первых европейских писателей, упоминавших о нефти и понимавших, пусть и частично, важность угля. Марко Поло и его писарь Рустичелло Пизанский, украсили свои рассказы многочисленными легендами и изложили все приключения очень доступным языком, не чуждым литературным канонам.

Однако, по мере того, как разворачивается повествование и путешественники продвигаются в глубь Азии, становятся все более очевидными некоторые несоответствия. Мир востока оказывается окутанным дымкой легенд и вымыслов, и жанр мемуаров плавно перетекает в фантастику, все больше напоминая «Путешествие Гулливера». После того, как семейство Поло добралось до Пекина, Марко в числе прочих иностранцев поступил на службу к Великому Хану. Согласно некоторым записям, все при дворе имело поистине гигантские размеры. Марко Поло раскрыл для европейцев жесточайшую дисциплину, царившую в монгольской армии, а также существование огромнейших городов, таких, например, Кинсаи, современный Ханчжоу, где насчитывалось около одного миллиона жителей и 12 тысяч мостов.

Насколько же правдоподобны рассказы Марко Поло?

Явная склонность к беллетристике и некоторые малоубедительные детали заставили историков сомневаться в том, что Марко Поло действительно очутился так далеко в Азии, как утверждалось в его книге. Известно, что он побывал в Монголии, однако, задаются вопросом некоторые исследователи, почему же он не упоминает о Великой Китайской стене, о чае, о палочках для еды или об обычае бинтования ступней девочкам из благородных семейств? Может, нога венецианца и не ступала никогда на земли Поднебесной, а все подробности он узнал от путешественников и из персидских книг?

Некоторые сомнения разрешаются сами собой. Состояние Великой Китайской стены в Средние века неизвестно, так как в начале Нового времени она была практически полностью перестроена по приказу правителей династии Мин. Вполне вероятно, что во время путешествия Марко Поло от укрепления остались всего лишь руины.

Некоторые традиции, которые сегодня связаны в нашем сознании с китайской культурой, возможно и не представляли для венецианца особой значимости, да и к тому же мнение Марко находилось под сильным влиянием монголов, властвовавших тогда в этой части света.

В 2012 немецкий исследователь Ганс Ульрих Фогель (Hans Ulrich Vogel) опубликовал наиболее полное историческое исследование, в котором путешествия Марко Поло рассматривались на предмет достоверности. Помимо уже приведенных аргументов в защиту венецианца, ученый-историк обращает наше внимание на то, что ни один европеец и в целом ни один автор не приводит столь полного описания китайских монет того периода, а также процесса получения соли. Было проведено сравнение рассказа Поло о том, как добывали соль в китайском городе Шанглу, и подлинными документами эпохи династии Юань. Кроме того, Марко — единственный, кто с удивительной точностью описал технику изготовления бумаги из коры тутового дерева. Лишь тот, кто лично видел, как это происходит, мог бы описать все настолько подробно.