Американская Декларация независимости была путеводной звездой международной борьбы за права человека. Конституция, принятая на 11 лет позднее, была прагматичным рабочим чертежом для практической политики со многими постыдными компромиссами, необходимыми, тем не менее, для дальнейшего существования народа. Сегодня она в некоторых пунктах является антикварным документом.

Условием, которое некоторые государства выставляли для ратификации Конституции 1787 года, было, чтобы некий «Bill of Rights» (Билль о правах), который должен был обеспечить основные гражданские права, был заложен в документе. Таким образом, 15 декабря 1791 года в документ были заложены первые десять добавлений к Конституции, Amendments. Но наихудшей "мушкой красоты" этого документа было сохранение рабства: международная работорговля существовала до 1808 года, и рабы должны были считаться как 3/5 части граждан при определении представительства в Конгрессе (но без права голоса). Потребовалась кровавая гражданская война, чтобы удалить эти позорные пятна.



Постоянные слабости

Остальные слабые места невозможно было удалить даже в кровавой гражданской войне. Самой основой американского союза был «The Great Compromise» (Великий компромисс): все штаты, независимо от количества населения, должны иметь в Сенате по два представителя. Это означает, что сегодня Вайоминг с населением в 565 тысяч человек уравнивается с Калифорнией с население в 38,5 миллиона человек. Что делает это особенно недемократичным —  то, что все проекты законов в Конгрессе должны приниматься обеими идентичными палатами. В результате небольшие штаты (как правило, консервативные) получают несоразмерно большую власть — в полном противоречии с основополагающим современным принципом народного управления: один человек, один голос.

Союз был также основан на принципе индивидуальной свободы. Это делалось, чтобы, в отличие от Англии, избежать образования партий. Страх господства толпы был силен, поэтому упор делался на коллегию выборщиков (Electoral College). И опять небольшие штаты получили несопоставимо большое влияние. Сегодня в этом органе насчитывается 538 членов (это такое же количество членов, что и в Конгрессе: 100 человек в Сенате, 435 в Палате представителей, а также (согласно изменению конституции от 1961 года) три выборщика от федеральной столицы Вашингтона в округе Колумбия). Граждане столицы до того момента не имели права голосовать во время президентских выборов, поскольку столица должна была оставаться нейтральной. Равноценное распределение выборщиков дало бы, например, Вайомингу 1/436 часть собрания (округ Колумбия как избирательный округ добавляется к 435 округам конгресса). Но так как было присоединено представительство Сената, штат имеет 3/538 части, почти в три раза бόльшее количество, чем он должен иметь в идеале.

Недемократические эффекты

Что касается президентских выборов, то мы постоянно получаем опросы общественного мнения, опубликованные в СМИ и основывающиеся на национальных опросах. Они не особенно правильны, поскольку исход выборов решается на уровне штатов. С обычной демократической точки зрения здесь можно найти несколько слабых моментов. Прежде всего, 48 штатов и округ Колумбия используют так называемый принцип «winner-take-all», который означает, что победитель получает голоса ВСЕХ выборщиков в этих округах. Это означает массу «выкинутых» голосов, но этот порядок имеет еще и другие слабые места.

Самое главное заключается в том, что если кандидат А еле-еле выигрывает в ряде штатов (и получает голоса всех выборщиков), в то время как кандидат Б побеждает с большим преимуществом в серии штатов так, что он в сумме имеет большинство голосов в масштабе страны, то кандидат А, тем не менее, может выиграть, получив бόльшее количество выборщиков в своих штатах. В 2000 году Эл Гор получил примерно на 545 тысяч голосов больше в масштабе всей страны, но проиграл выборы Джорджу Бушу, который получил больше выборщиков.

Другим негативным результатом принципа «winner-take-all» является то, что три самых больших штата в последние годы являются очень предсказуемыми на президентских выборах. Техас отходит республиканцам, а Нью-Йорк и Калифорния — демократам. Избирательная кампания по выборам президента в этих штатах проходит очень вяло, потому что результаты там являются сами собой разумеющимися. Таким образом, почти 90 миллионов избирателей в трех самых крупных штатах государства исключены из финальной избирательной борьбы (в процессе номинации они играют, правда, важную роль). Интенсивная предвыборная борьба проходит в «колеблющихся штатах», штатах, которые испытывают экономические трудности и (по иронии судьбы) вносят небольшой вклад в национальный продукт.

Выборы в Конгресс

США получили в наследство от метрополии Великобритании систему с одномандатными округами. Она помогает укреплению политической стабильности, но также способствует появлению многочисленных «выброшенных» голосов и слабого чувства сопричастности у большой части граждан страны. Эта система в США в последние годы серьезно ослабила демократические основы страны. Поскольку демократические избиратели сконцентрированы в крупных городах — это означает, что у демократов появляется много «выброшенных» голосов из-за большой победной маржи во многих округах. У республиканцев, доминирующих в сельских округах, нет таких проблем с «избыточными голосами».

В добавление к этим демографическим проявлениям в течение последних лет произошло развитие техник, которые обслуживают циничные партийные интересы. США — единственная западная демократия, позволяющая политикам самим определять свои избирательные округа. В большинстве штатов положение таково, что партия, имеющая большинство в парламенте штата, также имеет большинство в избирательных комиссиях, которые проводят границы после переписи населения каждые десять лет. В 2010 году республиканцы делали большой упор на то, чтобы победить на выборах в штатах, и им это очень хорошо удалось. Они установили контроль в 40% комиссий, в то время как демократы получили большинство всего в 14%. Манипулируя границами выборных округов («gerrymandering»), что требует всего лишь, чтобы они держались вместе и имели примерно одинаковое население, республиканцы в 2012 году выиграли выборы в Палату представителей с преимуществом в 33 места, в то время как в масштабах страны они получили на 1 417 278 голосов меньше. Расчет, выполненный нейтральными экспертами, показывает, что демократы должны были победить с преимуществом более чем в 7% для получения контроля над Нижней палатой. Если бы использовались избирательные округа 2008 года, демократы получили бы большинство. Переход к пропорциональному распределению голосов в каждом штате устранил бы этот перекос.

Лучшие в мире?

Во время скандальных выборов 2000 года бывший президент Джимми Картер (Jimmy Carter), выступавший международным наблюдателем на многих выборах в начинающих демократиях, заявил: «Такая избирательная система не признала бы даже какую-нибудь развивающуюся страну». В тот год примерно 7% отданных голосов были признаны недействительными. Такого количества признанных недействительными голосов нет ни в одной западной демократии.

В некоторых штатах существует постоянная регистрация таким образом, что если ты однажды зарегистрируешься, то так и остаешься зарегистрированным все время. Но в очень многих штатах существует периодическая регистрация, что означает, что ты должен регистрироваться при каждых выборах. Срок исполнения этой операции варьируется, но 30 дней до дня выборов не является чем-то необычным. В результате такого порядка многие не успевают своевременно зарегистрироваться. Процент явки 50-60% не очень хорош с точки зрения международной практики. (В 1996 году явка составила всего 49%).

После того, как на выборах 2010, 2012 и 2014 годов республиканцы во многих штатах (особенно в южных) обеспечили себе контроль над постом губернатора и собранием штата, они во многих штатах ограничили доступ к участию в выборном процессе, сократив число дней проведения выборов и число избирательных пунктов, уменьшив сроки предварительного голосования, а также выдвинув требование о документах удостоверения личности и т. п. После того, как Верховный суд в 2013 году смягчил федеральный контроль над выборами, многие штаты приняли такой порядок выборов, который ранее министерство юстиции считало дискриминационным, но который теперь стал приемлемым. Эта тенденция усилилась после самоанализа республиканской партии после неудачной попытки сделать Обаму «президентом одного срока» на выборах 2012 года. Во время этой операции, известной как «parti-obduksjonen» (партийное вскрытие), фракция, желавшая привлечь новые группы (особенно небелых) в партию, была почти раздавлена теми, кто хотел сделать республиканскую партию партией белых избирателей и защитником, прежде всего, их интересов.

2016 — судьбоносные выборы

Аутсайдер Дональд Трамп (Donald Trump), названный своим биографом Тони Шварцем (Tony Schwartz) социопатом, вставил палки в колеса того, что должно было стать парадным маршем правых на выборах 2016 года. Партийное руководство, которое уже потеряло контроль над самыми яростными реакционными активистами Движения чаепития в Конгрессе, было грубо отодвинуто в сторону еще более наглым демагогом Дональдом Трампом. В результате многие доноры с самыми глубокими карманами расстались с надеждой снова придти в Белый дом и вместо этого делают ставку на сохранение большинства в Сенате.

В результате громкой победы на выборах 2010 года теперь на выборах в Сенат в этом году стоят целых 24 республиканца против 10 демократов. Контроль над этой палатой особенно важен, потому что республиканское большинство в Сенате в полном противоречии с обычной практикой отказалось обсуждать кандидата президента, назначаемого на свободное место в Верховном суде после архиконсервативного Антонина Скала, умершего в феврале. Обязанностью Сената является обсуждение кандидатов, выдвинутых президентом в федеральные суды, и предоставление им «совета и согласия» относительно их предложений о назначениях.

Тушение пожара

Миллиардеры Чарльз Кох (Charles Koch) и его брат Дэвид (David), главные финансисты Движения чаепития, ежегодно проводят семинары для приглашенных консервативных финансовых баронов, где вырабатываются политические стратегии и регистрируется денежная поддержка. Семинары характеризуются своей закрытостью. В общем и целом они закрыты для прессы, но в этом году Кох и его представитель заявили, что он не делает ставку на президентские выборы, но направляет свою деятельность и ресурсы по-прежнему на обеспечение республиканского контроля над Сенатом.

Это особенно относится к уязвимым кандидатам старых индустриальных штатов к югу от Великих озер, получивших места в Сенате в 2010 году благодаря Движению чаепития. У демократов 44 сенатора и два независимых, которые чаще всего голосуют вместе с ними. Если Хилари Клинтон выиграет президентские выборы, и демократы сохранят нынешние места, им нужно будет получить всего четыре места для того, чтобы обеспечить контроль над Сенатом, поскольку вице-президент является формальным руководителем палаты и может своим голосом при равенстве голосов решить исход голосования. В добавление к старым индустриальным штатам такие штаты, как Айова, Нью-Гемпшир, Вирджиния и Флорида, являются важными штатами, способными изменить итог голосования, поэтому избирательная кампания в основном будет проходить в этих штатах. В большинстве из них, согласно опросам общественного мнения, Клинтон занимает ведущие позиции, что является гораздо лучшим свидетельством, чем национальные опросы общественного мнения.

Видимость демократии

Многие эксперты, между тем, считают, что деньги будут играть еще более важную роль для исхода выборов в этих штатах в этом году, чем раньше. Это мрачный признак реального статуса народной власти первой демократии мира. Главная проблема состоит в том, что богатые доноры могут выступать анонимно благодаря лазейкам в законах о выборах и отсутствию со стороны Верховного суда регулирования использования денег, что в настоящее время определяется как существование свободы слова.

Есть много совпадений с обстановкой конца XIX века, которую Марк Твен (Mark Twain) окрестил «позолоченным веком» (The Gilded Age), потому что золото тогда находилось только на поверхности. Сегодня золото тоже находится на поверхности (и составляет 0,1% поверхности), но эта 0,1% захватила себе политическую власть. Печальная истина состоит в том, что первая демократия мира теперь, по-видимому, является лишь мнимой демократией.