Снова мы возвращаемся туда, где когда-то все начиналось: первые партии первого в истории мирового чемпионата по шахматам были сыграны в Нью-Йорке в 1886 году австрийцем Вильгельмом Стейницем и поляком Йоханнесом Цукертортом. Чемпионат проходил в здании Cartier’s Academy на Пятой авеню, которое находится менее чем в пяти километрах от нынешнего места проведения чемпионата в здании Fulton Market Building на юге Манхэттена. Приятная прогулка. И дома стали заметно выше.

Призовые размером в 4000 долларов, безусловно, не сравнятся с нынешним выигрышем в миллион евро. Зрителей было больше, чем вмещал зал, шахматные ходы телеграфировались в другие города, даже в Лондон.

Поразительным образом в 2016 году сыгран такой же дебют, что и в 1886 году: Берлинская защита, некогда придуманная берлинскими мастерами, откуда и получила свое название. Третья партия мирового чемпионата по шахматам в этот понедельник между норвежцем Магнусом Карлсенем и россиянином Сергеем Карякиным на протяжении шести ходов следует историческому примеру.

Вот так, сделав прыжок из XIX в XXI век, шахматный спорт удивительным образом остается верным самому себе. Шахматы пережили две мировые войны и получили новый толчок в развитии благодаря революции средств коммуникации. 600 миллионов человек на сегодняшний день играют в шахматы, сидя перед экраном компьютера. Международная шахматная федерация ФИДЕ намерена увеличить число игроков до одного миллиарда.

Игра с давних пор была интернациональной, что было обусловлено ее длительным тысячелетним путешествием из Индии через Аравию в Европу, Америку и Китай. В Германии был чемпион мира по шахматам с 1894 по 1921 год — Эмануэль Ласкер. Затем на протяжении нескольких десятилетий выигрывали русские. В 1972 году ненадолго лидером стал Бобби Фишер. На сегодняшний день после индийского эпизода в мире шахмат лидирует норвежец.


Вообще-то, в Нью-Йорке его должен бы свергнуть с престола американец. Тогда в США начался бы шахматный бум. «Make America great again!» (Вернем Америке величие!) Но занимающий в мировом рейтинге вторую позицию Фабиано Каруана, шахматист одного возраста с Карлсеном, не смог в период до Пасхи квалифицироваться в число претендентов на титул чемпиона мира из восьми кандидатов. В последнем круге ему нанес поражение россиянин Сергей Карякин (ZEIT Nr. 15/16).

С тех пор вся Россия стоит на ушах. Подобно президенту Путину, который добивается повсеместного захвата новых территорий, Российская шахматная федерация во главе с олигархом Андреем Филатовым намеревается вернуть утраченные на шахматном поприще позиции. Если на проходящем в США шахматном чемпионате что-то и бросается в глаза, так это российское представительство. Российские организаторы турнира, российские спонсоры, русская водка, съемочные группы российского телевидения. У русских отличное настроение. Они не рассчитывают на победу, но все для нее делают. Их радует уже тот факт, что они существенно влияют на ход событий в Нью-Йорке.

В этом нет ничего плохого. Русские не стесняются в расходах на свои любимые шахматы, в то время как норвежцы, пресыщенные нефтяными доходами, даже и не думают о том, чтобы провести мировой чемпионат в Осло. Ведь на него придется серьезно раскошелиться.

26-летний Сергей Карякин, симпатичный молодой человек, сияет улыбкой, когда ему задают вопросы о Нью-Йорке. Он никогда здесь не бывал, прекрасная поездка, город великолепен. Он наслаждается своим первым выступлением на большой сцене, и чего ему недостает в силе игры, он компенсирует удачными шутками, которых и-и-иногда нужно еще дождаться, потому что Карякин немного заикается, причем на английском это звучит даже интереснее, чем на русском.

Гала-концерт накануне чемпионата, проходивший в элитном отеле «The Plaza» с южной стороны Центрального парка, он посетил вместе со своей женой, которая сияла от восторга еще больше, чем супруг. Для героев шахматного спорта приготовили холодную водку, теплые слова и красную дорожку. Фотографы и съемочные группы образовали живой коридор, мерцали вспышки фотоаппаратов. Шахматы — это новый Голливуд.

© AP Photo, Seth Wenig
Сергей Карякин и Магнус Карлсен во время пресс-конференции


Ну или должны им стать. Магнус Карлсен — звезда, однако Международная шахматная федерация стоит на грани коллапса. Президент федерации Кирсан Илюмжинов не приехал на чемпионат, поскольку может быть арестован американскими судебными приставами. Он якобы проворачивал темные финансовые дела в Сирии. Правда это или нет, также малоизвестно, как и правдоподобность слов самого россиянина, а также информации, с особым наслаждением распространяемой изданием New York Times: его якобы похитили инопланетяне, а шахматы вообще родом из другого края Вселенной. Бледнолицые представители Илюмжинова на пресс-конференции в честь открытия чемпионата уклоняются от всех вопросов, направленных президенту федерации, и советует журналистам позвонить ему. Он вроде как занят.

Если Международная шахматная федерация намерена собрать немалые средства американских концернов, необходимым условием должно бы быть отсутствие во главе организации инопланетного представителя или же пособника Асада. Однако на осознание данного факта требуется время: Филатов все же рекомендовал Илюмжинова Международной футбольной федерации ФИФА в качестве преемника Зеппа Блаттера.

А еще остаются те двое, которые играют в данный момент. Играют в красивом здании, на заднем плане открываются очаровательные пейзажи — Бруклинский мост, Ист-Ривер, а они — в маленькой темной комнате, окруженные телекамерами. Каждое движение тут же публикуется в сети. Сквозь зеркальные окна за ними наблюдают потягивающие водку VIP-персоны и менее обеспеченные товарищи по шахматному спорту. К сожалению, на расстоянии шахматная доска еле различима.

Первые две партии играли роль прощупывания противника, две ничьи, по сути в интересах Карякина, пока не завершившего ни одного мирового чемпионата. Каждая непроигранная партия придает ему сил.

Третья партия длительностью в шесть часов и сорок минут стала катанием на американских горках и настоящим зрелищем. Карлсен, по своему обыкновению, делал что-то из ничего. Карякин виртуозно отбивался. Карлсен мог бы выиграть, но Карякин сохранил ничью. Во вторник вечером по немецкому времени счет был 1,5 : 1,5 при девяти еще не сыгранных партиях.

В 1886 году, между прочим, проиграл поляк Цукерторт. «Я тогда совсем не спал, нервы были на пределе». Такое описание можно найти в «Большой книге чемпионатов мира по шахматам» Андрэ Шульца. Посмотрим, что будет сейчас.