В мае с торжественного ужина на стокгольмской вилле Бонниер выпроводили в гостиничные номера депутатов финского парламента Пиркко Маттилу (Pirkko Mattila) и Катю Хяннинен (Katja Hänninen).

Если бы речь шла о медсестре из Оулу или продавце магазина Prisma из города Раахе, особенным было бы только то, что их пустили на виллу Бонниер. Но депутаты парламента, получившие в прессе прозвище «Трещотка-Пиркко» Маттила и «Хи-хи Хяннинен», стали теперь даже не частью финской алкогольной политики, а частью фольклора о политиках-алкоголиках.

Историк Мартти Туртола (Martti Turtola) в своей новой книге о Маннергейме поведал о том, что главнокомандующий, а впоследствии − президент республики, постоянно находился в подпитии. Обычная дневная норма алкоголя для маршала составляла три до краев наполненных стопки водки, вино и коньяк за обедом, а вечером еще и виски с содовой. Благодаря большому опыту и дворянскому воспитанию, маршал не позволял себе хихикать в состоянии опьянения.

© public domain, Atelier Rembrandt, unknown photographer
Карл Густав Эмиль Маннергейм


Другим любителем алкоголя был более общительный человек, неоднократно занимавший пост премьер-министра, президент Финляндии Урхо Кекконен (Urho Kekkonen). Уркки пил алкоголь только для веселья, дома он пил молоко.

За президентом Кекконеном следили и везде сопровождали его адъютанты, но на посту премьер-министра Кекконену еще приходилось обходиться без помощи. Незабываемое событие произошло в хельсинкском отеле Kämp, когда Кекконен зашел в обнимку со своим приятелем Тауно Яланни (Tauno Jalanni) в туалет и толкнул его на кран. Вода не оказала благотворного воздействия на Яланни. Он разбил голову, и газеты написали о драке, затеянной Кекконеном. Мокрую ночь окрестили «Битвой в отеле Kämp».

У Кекконена была причина упрекать в излишнем употреблении алкоголя министра иностранных дел Вяйнё Лескинена (Väinö Leskinen). В свое не самое лучшее время Лескинен был включен в составленный Германией список публичных деятелей, наиболее активно употребляющих алкоголь.

Однажды Лескинен вырубился в Киеве во время обеда с председателем Президиума Верховного Совета СССР Подгорным, но говорят, что журналиста его партийной газеты Арво Сало (Arvo Salo) к тому времени уже успели вынести из зала, поэтому никакой сенсации не получилось.

© AP Photo,
Президент Финляндии Урхо Кекконен


Когда Кекконен и Лескинен вернулись в 1970 году из США, Лескинен был увековечен на фотографии с пластиковым пакетом в руках. В пакете был шоколад и копченая колбаса, а также алкоголь — но чисто символически: он очень стремительно исчез при пересечении Атлантического океана.

Именно зарубежные поездки были самыми роковыми.

Министр спорта Пааво Архинмяки (Paavo Arhinmäki) должен был поддержать в Сочи финскую хоккейную команду Leijonat («Львы»), но, в конце концов, двум финским «львам» и президенту Финского хоккейного союза пришлось отнести министра-фаната в гостиничный номер. Причем, не в свой, а освободившийся после вице-президента Финского хоккейного союза Калерво Куммолы (Kalervo Kummola).

«Пошел отпраздновать с ребятами бронзовые медали и, честно сказать, здоровье подвело», − прокомментировал Архинмяки это происшествие по возвращении в Финляндию.

На прямой вопрос, отключился ли министр, Архинмяки ответил неоднозначно: «Может, вырубился, может, просто утомился. Я уже вторую неделю был в рабочей поездке».

Президента Мартти Ахтисаари (Martti Ahtisaari) запомнили как склонного к травмам участника торжеств.

В 1994 году Ахтисаари вернулся из поездки в Швецию с пластырем на лбу, потому что скользкие лаковые туфли подвели его после праздничного ужина в Королевском дворце. Это произошло, когда в номере люкс компания выпивала джин с тоником, и Ахтисаари не отставал от других. Закончилось все тем, что Ахтисаари ударился об угол стола, снимая фрак и ордена.

Сопредседатель Европейского Совета по международным отношениям, нобелевский лауреат Марти Ахтисаари


Такая же проблема с равновесием повторилась осенью того же года на обеде, устроенном министром Аатосом Эркко (Aatos Erkko).

Знаменитым предшественником «Лаастарисаари» (laastari — пластырь по-фински, прим. пер.) был министр внутренних дел и председатель партийного совета социал-демократов Йоханнес Койккалайнен (Johannes Koikkalainen), который на партийном съезде в городе Пори получил травму головы.

Изначально Койккинайнен заявил, что стал объектом нападения ночью, но позже выяснилось, что «нападающими» были стол и два стула в гостиничном номере.

Карьера Ахти Карьялайнена (Ahti Karjalainen) завершилась в 1983 году, когда его сместили с поста директора Банка Финляндии. Карьялайнен только успел сообщить телекамерам о своей манере употребления алкоголя: «На публичных мероприятиях и на работе я не пью. В неформальной обстановке могу выпить пару бокалов вина».


Именно умеренные дозы много лет играли предательскую роль в политической жизни Финляндии.

Секретарь Коалиционной партии Пекка Кивеля (Pekka Kivelä) в ноябре 1994 года принял «нормальную/положенную дозу алкоголя за обедом» (два бокала красного вина, виски), после чего ему заехали по носу в аэропорту Таллина во время разборки в очереди.

Происшествие широко обсуждали на родине в Финляндии, и все закончилось ничем. Вряд ли кто-нибудь сейчас вспомнит, о чем шла речь.

С другой стороны, мы даже не знаем, что пили Маттила и Хяннинен.

Гражданам надо просто доверять министру здравоохранения Маттиле, которая — по всей видимости, на основе собственного опыта — считает, что «за полтора часа до такого ужасного состояния нельзя напиться».