La Croix: Почему Россия профинансировала строительство православного храма в Париже?

Владимир Якунин: Россия — многоконфессиональная страна, в которой проживают 190 различных этносов и национальностей. Но Россия также — одна из немногих стран мира, в которых православная церковь развивается. Эта ветвь христианства менее распространена, чем католичество или протестантизм, а также ислам и буддизм. Поэтому мы очень внимательно относимся к островкам православия, появляющимся в мире.

Строительство религиозного центра в Париже — это проект, направленный на поддержку французских граждан русского происхождения, которые также являются православными и которые сохраняют связь со своей родиной и с русской культурой. Как государство Россия поддерживает своих соотечественников, где бы они ни проживали в мире, и эта поддержка включает в себя и их духовное благополучие.

— Но ведь это противоречит принципу отделения церкви от государства, который записан в российской конституции?

— Поддержка открытия этого храма — это еще и один из способов выразить нашу благодарность Франции и поддерживать хорошие отношения с вашей страной. Это не только храм, это российский духовный и культурный центр, состоящий из четырех зданий, где будут проходить различные мероприятия, и где можно будет изучать русский язык и культуру.

Россия, без всяких сомнений, светское государство. Тем не менее часть культурных ценностей нашей страны имеет свои корни в религии. Я хочу напомнить, что в некоторых европейских странах существует закон, предусматривающий налоги на поддержку церквей, и каждый гражданин может указать, на поддержку какой именно церкви он хотел бы направить уплаченный им налог (примечание редакции — в России подобных законов нет).


— Российские власти, похоже, отдают предпочтение православию в ущерб другим религиям…

— Сказать, что православная церковь обладает особым статусом в России, нельзя. В России сосуществует несколько конфессий. Если в центральной части России подавляющее количество верующих — православные, то на Кавказе основной религией является ислам, а в Сибири проживает большое количество буддистов. И к каждой религии государство относится одинаково.

В 2015 году в Москве открылась самая большая в Европе мечеть, и Фонд Андрея Первозванного (примечание редакции — Владимир Якунин возглавляет его наблюдательный совет) оказал значительную финансовую поддержку данной инициативе.

Мы также поддержали открытие еврейского музея толерантности в Москве и помогли строительству храма Армянской апостольской церкви. Москва — православная столица, но она делает все, чтобы в ней могли сосуществовать и другие конфессии.

— Как сегодня в России обстоят дела с религиозной практикой?


— В конце 80-х и начале 90-х годов в России произошло массовое религиозное возрождение. Люди вернулись к вере, к своим духовным корням, и это относится практически ко всем религиям. Это было время глубокой социальной трансформации. Для большого количества людей поворот к вере был связан с поиском их собственной идентичности.

Согласно исследованиям общественного мнения, около 80% россиян считают себя православными, но только 8% признают, что регулярно посещают церковь. С одной стороны, это подтверждает, что православия является ключевым элементом российской культуры. С другой — очевидно расхождение между идеалами и реальностью.

В действительности, многие по-прежнему находятся в поисках своей религиозной идентичности. Российская православная церковь видит в этом огромный потенциал для развития своей деятельности в области привлечения внимания и образования людей.

Патриарх Кирилл неоднократно настоятельно призывал духовенство делать все возможное для того, чтобы заинтересовать людей ходить в церковь. Он призывает также самих верующих участвовать в этой работе, чтобы количество людей, называющих себя православными, возрастало.

— Россия неоднократно заявляла, что защищает традиционные европейские ценности. Каковы эти ценности?


— Россию и Европу объединяют их общие христианские корни. Они культивируют такие ценности, как уважение к женщине, важность семьи и союза между мужчиной и женщиной, защита детства, преданность идеалам свободы и равенства, уважение к труду, защита Родины.

У нас, в целом, одинаковое понимание философских понятий Добра и Зла. Именно потому, что эти ценности для нас общие, мы вместе сражались против фашизма во время Второй мировой войны. Русские участвовали в движении Сопротивления во Франции, а французские пилоты из эскадрильи Нормандия-Неман сражались в рядах советской армии.

— Похоже, что в России есть расхождение между защитой традиционных ценностей, за которую выступают церковь и государство, и реальным состоянием дел. Как и в Европе, наблюдается разрушение института брака, высокое количество рождений вне брака, показатели количества абортов среди самых высоких в мире. Однако, Россия продвигает собственный имидж как страны, защищающей традиционные ценности в противовес «попустительству» европейцев..

— У Европы и России схожие траектории во многих сферах, будь то вопросы брака, разводов или абортов, что, конечно же, отражает один из аспектов развития общества. Но все же, с 2011 года количество абортов в России уменьшилось на 25%, хотя цифры по-прежнему остаются очень высокими. (Примечание редакции: Сегодня в России на 100 рождений приходится около 57 абортов).

Однако неправильно говорить, что российские власти взяли на себя официальную миссию по распространению ценностей, которые дороги России. Совсем наоборот, это нам постоянно пытаются объяснять и навязывать извне, что мы должны считать самым важным для человечества. Россия просто хочет защитить свои культурные и духовные ценности на своей территории.