Тот, кто на самом деле виновен, поступает верно, если ищет козлов отпущения. Адольф Гитлер был очень невысокого мнения о старых генералах вермахта, которые еще в ходе Первой мировой войны, в основном, были задействованы на линией фронта в качестве штабных офицеров. Однако они все равно были полезны — иногда в качестве экспертов, как выдающийся планировщик Франц Хальдер (Franz Halder), глава генштаба сухопутных войск. Иногда как опытные стратеги, как Герд фон Рундштедт (Gerd von Rundstedt) или Гюнтер фон Клюге (Guenther von Kluge). Но иногда всего лишь как ответственные лица, которых в удачный момент можно было отправить в отставку.

Многое говорило в пользу того, что Гитлер именно по этой причине держал на своем посту до конца 1941 года военного самого высшего ранга сухопутной армии, генерал-фельдмаршала Вальтера фон Браухича (Walter von Brauchitsch). Он стоял на той же ступени, что и генерал-адмирал Эрих Редер (Erich Raeder) и генерал-фельдмаршал Эрхард Мильх (Erhard Milch), второй по значимости человек люфтваффе. Его начальник Герман Геринг (Hermann Goering) был повышен в иерархии в виду принятия других функций.

Уже само назначение Браухича в феврале 1938 года было результатом четкого расчета. После отставки тогдашнего главнокомандующего сухопутными войсками Вернера фон Фритча (Werner von Fritsch) и военного министра рейха Вернера фон Бломберга (Werner von Blomberg) возникла напряженная ситуация в руководстве сухопутных войск. Известный как эффективный, однако незаметный офицер Браухич казался подходящим кандидатом на пост главнокомандующего сухопутных войск, к тому же в то же время военное министерство было понижено в ранге до верховного командования вермахта, и было передано Вильгельму Кейтелю (Wilhelm Keitel), который также был покорным генералом-карьеристом.


Вероятно, роль сыграло и то, что Браухич был как раз в процессе развода и ему очень кстати были деньги, которые Гитлер предоставил ему из специального фонда — ему нужно было платить за жилье. Новый главнокомандующий сухопутной армией взял реванш за счет приверженности государственной идеологии: «В чистоте и достоверности национал-социалистического мировоззрения офицерский корпус никто не должен превзойти».

Вместе с тем, Браухич действительно, никогда не был таким адаптированным генералом, как Кейтель, например. В разгар Судетского кризиса в конце сентября 1938 года он, в первую очередь, думал о путче против Гитлера. Когда год спустя фюрер в середине зимы 1939 года всерьез планировал начать поход против Франции, Браухич впервые в знак протеста подал прошение об отставке, однако получил отказ. «Гитлер отклонил прошение, сказав, что я должен исполнять свой долг, как каждый солдат», — сказал Браухич в 1946 году в ходе Нюрнбергского процесса.

Это сделал офицер, получивший 1940 год ранг генерал-фельдмаршала, он играл существенную роль в ходе планирования военных операций 1940-41 годов. Но именно когда поздней осенью 1941 года проблемы на восточном фронте возросли, стало появляться все больше разногласий между Гитлером и Браухичем. Ефрейтор Первой мировой войны, который зачастую сам оказывался на фронте, презирал «генералов письменных столов», считал их некомпетентными и нелояльными. В действительности же, он сам своими зачастую нелогичными приказами об атаках и остановках приводил войска в сложнейшие ситуации.

После того как 7 декабря 1941 года стало ясно, что группа армий «Центр» вынуждена отступить под натиском наступающей Красной армии на широкой линии фронта, Браухич вновь подал прошение об отставке. Гитлер ответил, что подумает над этим.

Спустя десять дней, когда приближающаяся катастрофа зимнего сражения под Москвой становилась все очевиднее, главнокомандующий сухопутными войсками повторил свое просьбу незамедлительно отправить его в отставку. Когда министр пропаганды Йозеф Геббельс (Joseph Goebbels) узнал об этом, продиктовал своему секретарю: «У фюрера сложилась довольно сложная ситуация с Браухичем. Он созрел». Хотя он не был напрямую вовлечен в ведение военных действий, самый влиятельный национал-социалист наряду с Герингом и Гиммлером (Himmler) после Гитлера находился выше главнокомандующего сухопутными войсками: «Он в большой степени виновен в тяжелых потерях, за которые фронт теперь вынужден платить высокую цену. Было бы также неверно говорить о пощаде. На войне господствует жесткий закон. Кто не дорос до своего поста, должен уйти».

19 декабря Гитлер принял формально прошение об отставке — официальной причиной были «проблемы с сердцем» Браухича. На его пост не был назначен новый кандидат, Гитлер лично принял командование сухопутными войсками. Он решился на это «при всем уважении заслуг прежнего главнокомандующего сухопутными войсками, генерал фельдмаршала фон Браухитча, объединить в своих руках управление всего вермахта включая верховное командование сухопутными войсками» — так говорилось в обнародованном заявлении.

Однако совсем иначе звучали внутренние заявления. Главе генштаба Хальдеру Гитлер пренебрежительно сказал: «Немного операционного руководства — это может делать каждый. Задача главнокомандующего сухопутными войсками — воспитать сухопутное войско в национал-социалистическом духе. Я не знаю ни одного генерала сухопутной армии, который смог бы выполнить эту задачу в моем понимании. Поэтому я принял решение лично принять командование сухопутными войсками».

После перевода в резерв фельдмаршалу, которому на тот момент было 60 лет, больше никогда не было поручено выполнение военные функции. Бил лежачего и Геббельс: «Браухич не был ни противником партии, но борцом за интересы вермахта. Он средний генерал, который только волей случая занял такой ответственный пост».

Гитлер теперь лично руководил сухопутными войсками. Однако лучше от изменений командования не стало. Напротив, теперь не хватало и тех небольших коррективов, которые раньше постоянно вносил Браухич. Потому что Кейтель и Альфред Йодлm (Alfred Jodl), второй военный советник Гитлера, не хотели и не были в состоянии заполнить этот пробел.