Его звали Алексей Матвеев. Русский солдат и военнопленный в Норвегии, он бежал от рабского труда, истощенным и оголодавшим пробился в Швецию, достиг цели, но погиб в горах.


Алексей Матвеев попал в плен к немцам на восточном фронте. Его заставили работать на износ на строительстве дорог в северной Норвегии. С русскими военнопленными немцы обращались хуже, чем с животными. Алексей Матвеев не стал исключением, он прекрасно понимал, что его смерть — просто вопрос времени.


Осенью 1944 года он пошел на огромный риск. Он бежал от побоев и жизни впроголодь и отправился в Швецию, чтобы его кости не остались в норвежской дороге, как это случилось со многими его товарищами.


Ему удалось миновать немецкие патрули с собаками. Он поднялся в горы. Одинокий, изможденный, испуганный, он пробивался в сторону границы, в то время как за ним велась охота. Он шел к свободе.


Он прошел сто метров по шведской земле. Потом укрылся за каменными плитами в поисках защиты и убежища. Никто не знает, сколько времени он провел там, дрожа от холода, но, скорее всего, прошло всего несколько часов, прежде чем он замерз насмерть.


Пока он, всеми позабытый, лежал в шведских горах, став пищей для ворон и лис, Швеция превращалась в «дом для народа», богатейшую страну в мире. Не в последнюю очередь она развивалась благодаря таким молодым людям, как Алексей Матвеев, которые ценой своей жизни защитили нас от войны.


Приняли за пропавшего рыбака


Пожалуй, нам следует вспоминать об этом время от времени.


60 лет спустя Бьёрнар Якобсен (Bjørnar Jakobsen) отправился в горный поход в компании жены Сиссель и друзей Одда Харальда и Унни Ольсен (Odd Harald Olsen, Unni Olsen).


Когда погода испортилась, они решили укрыться за теми же камнями, в которые заполз Алексей Матвеев много лет назад.
«Увидев его, мы решили, что это наш соотечественник, который исчез во время рыбалки в 1964 году», — сказал тогда Бьёрнар Якобсен Aftonbladet.


Но он ошибся.


В руке умерший сжимал немецкий жетон с надписью STALAG IIA Nr 81050. STALAG — аббревиатура для Stammlager (концентрационный лагерь немецких вооруженных сил — прим. пер.) Русским пленным, оказавшимся в этом лагере, предстояла скорая смерть в результате тяжелых условий труда. Но их и не собирались оставлять в живых, они были лишь возобновляемым ресурсом, и все время прибывали новые пленные. Смертность в лагере ужасала. Из 100 тысяч военнопленных на севере Норвегии погибли около 40 тысяч.


Выживших отправляли домой через Швецию


Тех, кто пережил войну, отправляли домой в Советский Союз, в основном через Швецию. Если бы Алексею Матвееву удалось выжить, его бы интернировали в Швецию, а после войны он уехал бы в СССР — скорее всего из порта Карлсвик в Лулео на севере страны. Оттуда 25 тысяч военнопленных из Норвегии увезли навстречу злой судьбе на родине. Сталин считал всех, кто попал в плен, неблагонадежными предателями родины и обращался с ними соответствующим образом.


Скоро прибыла полиция Арвидсъяура и взялась за расследование, ей помогало российское посольство и несколько организаций в России. Выяснилось, что найденные в горах останки принадлежат русскому солдату Алексею Матвееву.
Но такое имя носят или прежде носили миллионы русских.


«Одно из самых распространенных у нас имен», — прокомментировал тогда посол России в Швеции Александр Кадакин в беседе с Aftonbladet.


Родственников солдата так и не нашли.


В один невыносимо прекрасный день в конце мая 2007 года в старой деревянной церкви в Арьеплуге собрались люди, желающие отдать солдату последний долг. Среди них были местные жители, норвежцы, люди с российскими корнями со всех уголков Швеции, несколько человек из Мурманска, шведские и русские военные, полицейские, расследовавшие дело, а также российский посол и военный атташе Сергей Чаплыгин.


«Память священна»


«Память павших героев священна и в скандинавских странах, — подчеркнул посол Александр Кадакин. — 30 миллионов советских граждан лишились жизни во Вторую мировую войну. Нет ни единой семьи, которой бы не коснулась война».
Его собственный отец был артиллеристом в Красной Армии.


«Папа прошел всю войну с первого до последнего дня. Был ранен семь раз. Ему был всего 61 год, когда он умер — отчасти из-за военных ран», — рассказывал Александр Кадакин.


Сейчас Кадакин — посол России в Индии.


Церемонию провел русский священник Владимир Александров, ему помогали викарий из Арвидсъяура Андерс Матссон (Anders Matsson) и норвежский пастор Одд Вилли Йохансен (Odd Willy Johansen).


Когда гроб опустили в могилу, Александров бросил на него горсть русской земли, привезенной из Мурманска.


«Он умер свободным»


«Алексей Матвеев был храбрым и целеустремленным человеком. Он выбрал кратчайший путь домой — через Швецию. Он умер свободным высоко в горах. Может, ему снилось, что он уже дома?» — предположил Владимир Александров.
Ансамбль ополченцев Kallkällans Hemvärnsensemble сыграл российский гимн, и кто знает, может, солдат слышал его из гроба? Может, Алексей Матвеев понял, что он наконец дома? Кто может сказать наверняка?


Могилу Алексея Матвеева на кладбище Арьеплуга найти очень легко. Он покоится под большим православным крестом, на котором — каска советского солдата. Текст на кресте написан по-русски и по-шведски.
К подножию креста кто-то положил букетик красных цветов.


Напротив — могила пилота Аллана Эдхольма (Allan Edholm) из Арьеплуга. В русско-финскую войну он был стрелком и механиком в добровольческом шведском авиационном подразделении F19 в Рованиеми, а потом отправился в Норвегию, чтобы сражаться с Гитлером.


«Когда Норвегия капитулировала, они сели в свои самолеты и бежали в северную Финляндию», — рассказывает сын Эдхольма Эрнст.


Неподалеку покоятся поляки Тадеуш Кон (Tadeus Kohn), Ям Мапушек (Jam Mapuszek) и Бог Ойчизна (Bog Ojzsysna). Втроем они бежали из немецкого рабства и сумели добраться до Швеции.


«Чуть дальше вглубь страны они нашли избушку в горах и остановились там на ночь. Разожгли огонь в очаге, но задвижка трубы оказалась закрыта, и поляки задохнулись в дыму», — рассказывает военный историк Ларс Юлленхаль (Lars Gyllenhaal).


23-летний Линус погиб за свободу Севера


А в нескольких метрах справа от Алексея Матвеева можно увидеть небольшую табличку с надписью «Пал в Финляндии за свободу Севера». Ее разместили в память о 23-летнем Линусе Юханссоне (Linus Johansson) из Арьеплуга, который пошел добровольцем на русско-финскую войну.


2 марта 1940 года, всего за одиннадцать дней до прекращения военных действий, он участвовал в легендарном «рейде Графстрёма». Собственно, это был не рейд, а разведывательная операция на фронте близ Саллы в северной Финляндии.
Силы русских под командованием Василия Маргелова находились всего в нескольких сотнях метров от финнов. Несколькими месяцами ранее Маргелов участвовал в советском вторжении в Польшу. В Зимнюю войну он возглавлял разведку, которая и вступила в столкновение со шведами.


В рейде погибли четверо шведов, включая Линуса Юханссона. Позже Василий Маргелов хвастался, что убийство этих шведов удержало Швецию от вступления во Вторую мировую войну. После войны с Финляндией Маргелов был назначен командиром штрафной роты в Ленинграде. Со временем он стал знаменитым генералом с множеством наград, был представлен к званию Героя Советского Союза, а с 1954 по 1979 год руководил советскими парашютно-десантными войсками.