«Не думаю, что «крымский вопрос» встанет когда-либо серьезно. Крым, что называется, полностью «завязан» на Украине, и его присоединение к России — даже чисто гипотетически — просто добьет российскую экономику». (Э. Гайдар, «Правда Украины», 1995 год).

Всеукраинский референдум 1991 года, проведенный вскоре после провозглашения независимости прошел в Крыму достаточно спокойно и без каких-либо противостояний на этническо-политическом уровне. В голосовании приняли участие 67,7% избирателей, положительный ответ на вопрос «Поддерживаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?» дали 54,2% крымчан. В Севастополе этот показатель был даже выше — 57%. Достаточно сенсационными оказались результаты референдума на Черноморском флоте. Из 97% военных, участвовавших в голосовании, 72% высказались в пользу независимости Украины, а 48% поддержали Леонида Кравчука на должности президента страны.

Таким образом, полученные результаты первого всеукраинского референдума убедительно свидетельствуют, что, несмотря на целенаправленную многолетнюю русификацию местного населения, полуостров оставался украиноцентричным.

Сепаратистские настроения в Крыму среди населения начали будоражить агрессивные шовинистические силы в российском парламенте и подготовленные ими первые пророссийские партии и экстремистские общественные российские организации полуострова. Тогда и встал вопрос о пересмотре Постановления Верховного Совета СССР 1954 года о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украины. Президент Российской Федерации Борис Ельцин якобы отмежевался от экстремистских заявлений в парламенте России, но президентская администрация умело использовала этот факт как средство давления на Украину при невыгодном для нее распределении Черноморского флота.

Именно в это время в ранее спокойном провинциальном Крыму под влиянием хорошо проплаченных Москвой местных шовинистических партиек и марионеточных организаций все чаще стали раздаваться сепаратистские лозунги. Одним из самых популярных из них был миф об экономической самостоятельности полуострова, о том, что крымчан «обкрадывает киевский дядя», о грядущей угрожающей «украинизации» и засилье украинцев в Крыму. Среди такой маргинализированной части крымского социума стало широко применяться выражение «понаехали». То есть, когда речь шла о украинце или о чем-то украинском, то этот термин агрессивно настроенные россияне использовали как наиболее убедительный и убийственно-доказательный аргумент. Чаще его использовали базарные торговки и старшие мужчины с военной выправкой и московским акцентом. Подавляющее большинство крымского населения, обремененные повседневными делами и непростой жизнью, сохраняли спокойствие, демонстрируя национально-этническую толерантность.

То обидное словечко «понаехали» заставило меня, крымчанина, который для этого края за 60 лет проживания на полуострове сделал кое-что полезное — прибегнуть к выяснению болезненного для меня вопроса: разве действительно в Крым украинцы «понаехали» после 1954 года и силой захватили «исконно русскую землю»? Объективный ответ на это могли дать только крымские архивы. Именно они и уцелевшие местные журналы сохраняют уникальные материалы по широкомасштабному, принудительному переселению украинского народа с 1944 до 1985 года. Экономические мотивы, масштабы многолетней насильственной государственной акции и ее дальнейшие последствия для Крыма неоднократно обсуждались и освещались в прессе.

По моему твердому убеждению, которое базируется на достоверных документальных материалах, именно передача Крыма из России на Украину, которая состоялась в 1954 году, спасла полуостров от экономической и гуманитарной катастрофы. Благодаря почти силой вывезенным с материковой Украины украинцам и огромным материальным ресурсам тогдашней УССР состоялось послевоенное возрождение Крыма. Правда и то, что в уже возрожденный, упорядоченный и отстроенный Крым, как наиболее привлекательный и комфортный для жизни регион, в 1970-1980 годы из всех российских «весей», преимущественно из глуши, «понаехали» сотни тысяч «патриотов русской земли». В крупных городах, особенно в Севастополе, этот контингент состоял из отставников, бывших гебистов и охранников сталинско-хрущевских гулагов. Поэтому гипертрофированный сепаратизм «города русской славы» в трагические февральские дни 2014 года не был непредсказуемой неожиданностью.

Если же в правомочности любимого сепаратистского выражения «понаехали» после 1954 года мы уже убедились, то возникает еще один необъяснимый вопрос: кто же восстанавливал дважды разоренный и обескровленный преступной сталинско-бериевской геноцидной депортацией Крым? Ведь в 1944 году на полуострове осталось не более 500 тысяч населения, преимущественно пожилого возраста и детей. «Истинно русские патриоты» и по этому поводу утверждают, что первый груз в преодолении экономических трудностей и разрушения взяли на себя переселенцы из России.


Действительно, в Кремле сначала хотели после выселения крымских татар и других народов заселить Крым русскими. Уже была предпринята первая попытка заселить привлекательные, наиболее благоустроенные районы Южного побережья преимущественно этническим русским населением. Но и оно из-за значительного естественного отличия и другой идеологии хозяйствования на этих землях в большинстве случаев не прижилось и разбежалось по домам, как тараканы. На новом месте устойчиво задерживались переселенцы с Северного Кавказа (Краснодарского края и Ставрополья). Среди них в основном были этнические украинцы. Тогда же и появилась мысль у кремлевских мудрствующих переселить в Крым для его возрождения жителей материковой Украины.

Когда я работал в крымских архивах, изучая процессы переселения украинцев в Крым в течение 1954-1985 годов, встречал там лишь единичные материалы о фактах переселения украинского населения, когда еще полуостров входил в состав России. Хотел перекопать еще и киевские архивы, но такой возможности не случилось. Уже находясь в «изгнании», в мои руки попала украинская, толстая, полиграфическая работа, сборник документов и материалов «Крым в условиях общественно-политических трансформаций» (Киев, ООО издательство «Клио», 2016 год). Ее подготовил коллектив киевских ученых под руководством А. Г. Бажана.

Именно этот труд сэкономил мое время. В приведенных документальных материалах я нашел ответ на свой вопрос. В значительной степени они подтверждали мои предыдущие предположения.

Итак, после разрушительной для украинской земли Второй мировой войны (по нашей земле она дважды прокатывалась), после многомиллионных потерь украинского населения от голодомора и в еще свежей войне кремлевская власть, попирая даже советскую Конституцию, с молчаливого согласия малороссийских холуев начала массовую депортацию украинского населения в другую республику. Это является еще одним доказательством того, что как союзная, так и республиканские конституции для тоталитарного советского режима были лишь показухой и фиговым листком для зарубежья.

Уже через год после освобождения полуострова от немецко-фашистской оккупации и через три месяца после депортации крымских татар Совет Народных Комиссаров УССР и ЦК КП(б)У для выполнения поручений Кремля принимает постановление «О переселении колхозников в Куйбышевский район Крымской АССР». Чтобы предотвратить обвинения в передергивании фактов и необъективности фактического материала, процитируем преамбульную часть Постановления: «Во исполнение постановления Государственного Комитета Обороны от 12 августа 1944 года за № 6372с «О переселении колхозников в районы Крыма» обязать исполкомы областных Советов и обкомы КП(б)У Винницкой, Житомирской, Киевской, Каменец-Подольской (ныне Хмельницкой), Сумской, Черниговской и Полтавской областей переселить до 1 октября 1944 года в Куйбышевский (ныне Бахчисарайский) район 3 тысячи хозяйств (9 тысяч человек). Далее приводятся пообластной перечень хозяйств и количество переселенцев. Больше всего под переселение попадали хозяйства Винницкой, Каменец-Подольской, Житомирской областей (600, 500 хозяйств). Подлежали плановому переселению в них от 1 тысячи 500 до 1 тысячи 800 человек. Вместе с колхозниками под переселение попадали 41 председатель колхоза, 32 главы сельсоветов, 40 учителей, 3 врача, 20 комбайнеров, 60 трактористов, 4 механика, 8 агрономов и 4 зоотехника.

Еще одним пунктом преступного постановления требовалось «провести отбор добросовестных и трудолюбивых колхозников, в первую очередь знакомых с садоводством, виноградарством и табаководством, способных в кратчайшие сроки освоить плодородные земли Крыма», причем в каждой намеченной для переселения семье должны быть не менее 2-х трудоспособных. Сознательно не касаемся материально-юридических прав и обязанностей переселенцев. О них должен быть отдельный разговор. Отметим, что постановлением предусматривалась и такая весомая вещь: «Земля бывших (татарских, болгарских и других выселенных колхозников, которые имели посевы и насаждения) передается вновь организованным колхозам, которые заселяются колхозниками-переселенцами и закрепляются на указанной земле за колхозниками на пожизненное пользование».

Весьма интересно и аморальное решение кремлевских мародеров иметь еще и значительную выгоду от продажи имущества депортированных (спецпереселенцев). Они обязывали местные органы продавать переселенцам из Украины не только сельскохозяйственный инвентарь, но и предметы домашнего обихода, принадлежавшие ранее спецпереселенцам. После ознакомления с этим преступно-аморальным документом становится понятной живучесть негативного отношения определенной части крымского социума к возвращению крымских татар и других депортированных народов в Крыму. Этот синдром коммуно-шовинистическая власть в Крыму навязывала десятилетиями. В известной степени ответ на эти нравственные недостатки дают некоторые пункты указанного постановления:

— Семьи колхозников, переселяющихся в Крым, наделяются домами, у которых есть надворные строения и приусадебные участки;

— Жилые дома и надворные постройки, переданные колхозникам-переселенцам, не могут быть проданы ими или сданы в аренду. Указанные здания переходят в их личную собственность после пяти лет непрерывной работы в колхозе.

Другие не менее интересные аспекты переселения украинского населения в Крым до 1954 года, надеюсь, еще будут освещены в других публикациях.