Примечание редактора


«Троцкизм», несомненно, является очень загадочным понятием, но даже самый ревностный защитник Сталина вряд ли станет отрицать, что тех, кому его приписывают, необходимо расценивать как авторитетных специалистов, в нем разбирающихся. Мы руководствовались вовсе не мимолетным интересом, когда 15 января мы опубликовали статью о московских судебных процессах, написанную сыном Троцкого, и теперь мы публикуем послание самого Троцкого, отправленное им из Мексики. Оба они решительно отрицают обвинения в преступном сговоре с несчастными заключенными на текущем и прежних политических судах. Разумеется, было бы гораздо проще заявить, что они говорят неправду, но, независимо от степени правдивости их утверждений, возможно, стоит счесть их показания показаниями людей, чьи жизни могут зависеть от их слов. Кроме того, можно сказать, что предложение Троцкого защитить себя и обвинить Сталина перед беспристрастным международным судом не влечет за собой почти никакой опасности в свете крайне низкой вероятности того, что его предложение будет принято. Однако нет никаких причин сомневаться в искренности этого предложения и в мужестве Троцкого. Потому что где Троцкий, которого выгнали из половины европейских стран, мог найти беспристрастный суд? Приятно знать, что в настоящее время Троцкий пишет книгу, в которой он излагает свои аргументы: как и Юлию Цезарю, г-н Уинстону Черчиллю и другим деятелям, чьи блестящие труды помогли объяснить их роль в истории, ему не понадобится защитник среди потомков. Но в настоящий момент, ради него самого и тех политических заключенных, чьи дела рассматриваются в Москве, было бы правильным сделать так, чтобы его призыв к справедливости был услышан.


Ответ Троцкого на обвинения (специальная телеграмма Троцкого газете Manchester Guardian)


Все самые бесчестные суды над политическими заключенными в истории кажутся всего лишь наивными розыгрышами по сравнению с тем судейским фарсом, который Сталин подготовил в России. Текущий судебный процесс содержит в себе собственное опровержение. С 1928 года я не поддерживал никаких отношений ни с Радеком, ни с Пятаковым, которые периодически оскорбляли меня в официальной прессе. Пятаков никогда не навещал меня в Осло. Я посещал Осло только в сопровождении семьи Кнудсена и моих секретарей. Я никогда не встречал Владимира Ромма, который якобы выступал посредником между мной и Радеком.


Вопросы к Сталину


Есть два или три основополагающих вопроса, от которых не смогут уклониться ни государственный обвинитель Вышинский, ни его равнодушный защитник Д.Н. Притт. Во-первых, как можно поверить в то, что все те, кто прошел революцию — за исключением Сталина — вдруг превратились в террористов, врагов социализма, агентов Гестапо, готовых разорвать на части Союз советских республик? Во-вторых, как могли эти «преступники», которые в течение десяти лет совершали ужасные преступления, внезапно раскаяться и потребовать для себя смертную казнь? В-третьих, как можно объяснить, что Зиновьев, Каменев и другие лидеры этой предполагаемой «группы троцкистов» ничего не знали об этом абсурдном плане по развалу СССР в интересах Гитлера и микадо, тогда как Радек, которого никто из нас никогда не воспринимал всерьез, теперь называет себя главой этого всемирного заговора?


Диктатура Сталина


Тоталитарная диктатура Сталина вступила в серьезнейший конфликт с экономическим и культурным развитием страны. Он является воплощением бюрократии. Дух дерзновений, который он перенял в школе революции, теперь используется только для поддержания его собственного всемогущества при помощи методов, фантастических по своей преступной изобретательности. Этот суд доказывает, что на Россию надвигается ужасный политический кризис. Я готов осудить Сталина, не дожидаясь решения какой-либо беспристрастной международной комиссии.


Я взываю ко всем добропорядочным людям и к той прессе, которая осталась честной и независимой. И я уверен, что Manchester Guardian станет одной из первых газет, поднявшихся на защиту правды и гуманности.


[В результате показательных московских процессов Троцкого признали виновным в его отсутствие. Он был убит советским агентом в Мексике в 1940 году.]