Калифорнийский университет в Беркли отменил назначенное на 1 февраля выступление ультраправого журналиста и бывшего редактора Breitbart News Майло Яннопулоса (Milo Yiannopoulos) из-за массовых протестов, в результате которых университетскому кампусу был нанесен ущерб, оцениваемый в 100 тысяч долларов.

 

Как говорится в официальном заявлении руководства университета, виновниками произошедшего стали «150 агитаторов в масках» — члены анархистской группировки Black Bloc — которые сумели превратить мирную акцию протеста в массовые беспорядки, начав швырять в полицию камни и коктейли Молотова и крушить витрины.

 

Одежда членов этой группировки — черные куртки, капюшоны и маски — привлекла не меньше внимания, чем их действия. Из-за повсеместного распространения камеры наружного наблюдения и камер на смартфонах черная одежда зачастую является способом скрыть свою личность и помешать властям наказать виновников. В данном случае речь идет об одежде как о стратегическом инструменте и как о символе неповиновения.

 

Модой часто пренебрегают, считая ее сумрачным миром демонстративного потребления, куда могут попасть только знаменитости, однако для многих людей одежда несет в себе серьезный политический заряд.

 

«Индустрию моды часто критикуют, и порой эта критика оправдана. Однако в то же время мода может стать эффективным политическим инструментом», — считает Джейн Тайнэн (Jane Tynan), профессор Центрального колледжа искусства и дизайна святого Мартина в Лондоне.

 

«Мода — это мощный способ выразить протест, потому что она позволяет создать визуальный образ, который смогут увидеть все люди, независимо от их класса, расы, образования и социального положения. Использование моды для этой цели так же — а, может быть, даже более — эффективно, как и размахивание плакатами».

 

Молчаливый протест

 

Протест может проявляться в различных формах. В то время как члены группировки Black Bloc стремились остаться неузнанными, Криста Соу (Krista Suh) и Джейна Цвайман (Jayna Zweiman) хотели добиться гиперзаметности, запустив проект «Кискошапка» после победы Дональда Трампа на выборах 2016 года.

Опубликовав схемы простых розовых шапок, Соу и Цвайман надеялись обеспечить участниц Женского марша на Вашингтон, состоявшегося 21 января, «средством для создания уникального коллективного визуального послания, которое поможет активистам обратить на себя внимание», как говорится в заявлении организаторов проекта.

 

И действительно живое море розовых шапок позволило создать незабываемую картину во время Марша женщин.

 

«Мы выбрали шапки, потому что знали, что во время марша будут работать аэрокамеры, поэтому шапки будут более заметны, чем, скажем, шарфы или значки», — сказала Соу.

 

По словам Соу, на создание именно таких шапок их вдохновил другой предмет одежды протестующих, а именно фригийский колпак. Этот мягкий закругленный колпак носили американские и французские революционеры как символ свободы и освобождения — «ценностей, которыми мы очень дорожим, особенно сейчас, когда они оказались под ударом», как сказала Соу.

 

Бунт на подиуме

 

Вдалеке от уличных общественных движений несколько именитых модных дизайнеров сделали более завуалированные заявления, использовав свои модные показы и коллекции для того, чтобы выразить свои политические взгляды.

 

В 1984 году британский дизайнер и активист Катарина Хамнетт (Katharine Hamnett) появилась у дома по адресу Даунинг-Стрит 10 в футболке с надписью «58% против Першинга» (имелось в виду развертывание ядерных ракет на территории Европы) — к огромному удивлению тогдашнего премьер-министра Маргарет Тэтчер, с которой у нее была назначена встреча.

 

В 1977 году Вивьен Вествуд (Vivienne Westwood) придумала, продавала и носила футболки с изображениями свастики и перевернутыми изображениями Христа на кресте, продемонстрировав таким образом протест против истеблишмента.

 

«Мы просто говорили старшему поколению: мы не принимаем ваши ценности и ваши табу, вы все — фашисты», — объяснила Вествуд в своем интервью в 2009 году.

 

«Вествуд действительно понимала, что интересные модные образы приходят с улицы или исходят от политического класса, а не от дизайнеров», — отметила Тайнэн.

 

Своей мужской коллекцией осень-зима 2017 года, которую она показала в январе в Лондоне, Вествуд хотела продемонстрировать то, что сама она назвала «гнилью в политической системе», отправив на подиум моделей в специально разорванных одеждах в намеке на мрачное будущее.

 

«Плохие политики все похожи друг на друга. И они всегда пробираются во власть. Мы хотим добиться власти для народа и демократического режима», — сказала Вествуд в своем интервью во время показа.

Между тем в феврале Раф Симонс (Raf Simons) использовал песню Дэвида Боуи (David Bowie) «This Is Not America» в качестве музыкального сопровождения на показе своей коллекции, на создание которой его вдохновили события в Америке.

 

«Да, я считаю, что мода может стать одной из форм сопротивления, — сказал Симонс накануне показа. — Однако по силе это сравнимо с решением того или иного человека занять некую позицию или высказаться вслух».

 

Выражение гордости

 

В сентябре прошлого года уроженец Дели Ашиш Гупта (Ashish Gupta), который теперь живет в Лондоне, по всей видимости, оттолкнулся от идей Хамнетт, когда после показа своей роскошной коллекции, продемонстрировавшей красоту индийской культуры, он вышел на поклон в футболке, на которой было написано всего одно слово: «Иммигрант».

 

«Я был очень рассержен в связи с Брекcитом и теми преступлениями на почве расовой ненависти, которые за ним последовали, — сказал он в своем интервью журналу Teen Vogue после показа. — Я подумал, что в этом сезоне очень важно продемонстрировать, насколько мы богаче как многокультурное общество и насколько незаслуженной является критика в адрес иммигрантов».

 

Готовясь к показу своей новой коллекции, Гупта с оптимизмом расценивает политический потенциал моды.

 

«Молчать больше нельзя. Если мода заговорит достаточно громко, она сможет повлиять на политику, — написал он в своем письме CNN. — Я вижу надежду в том, что в такие времена, как наше, искусство зачастую становится голосом недовольных».