НАРВА — Из окна своего кабинета Вячеслав Коновалов, заместитель бургомистра третьего по величине города в Эстонии, может видеть расположившийся внизу таможенный пост, окруженный высоким решетчатым забором.


Здесь, недалеко от центра Нарвы, заканчивается ЕС, а если проехать несколько сотен метров по мосту через реку, то окажешься в провинциальном российском городке Ивангороде.


До краха СССР в 1991 году граница здесь существовала больше на бумаге, но с тех пор Эстония сильно отдалилась от России, вступив в 2004 году в ЕС и НАТО.


Ледяной фронт, появившийся в отношениях между Востоком и Западом в последние годы, отрицательно сказывается и на Нарве, потому что надежды пораженного кризисом провинциального городка на экономический ренессанс во многом связаны с торговлей и инвестициями из России.


«Таллин может вести себя сколь угодно строго, но нам совершенно неинтересно ссориться с нашими соседями», — говорит Вячеслав Коновалов.


Многие местные настроены в политическом плане довольно скептически, это касается санкций против России и западной критики Владимира Путина.


В то время как в Эстонии в целом размещение натовского контингента, в том числе, датских солдат, которых ожидают в стране в конце этого года, пользуется поддержкой, в Нарве к этому относятся иначе.


«У нас народ реагирует на новости об иностранных военных с меньшим оптимизмом», — дипломатично признается Вячеслав Коновалов.


Нарва находится в примерно 20 километрах к востоку от столицы, Таллина, пешком туда можно добраться меньше чем за три часа, но во многом это похоже на поездку из одной страны в другую.


На задворках довольно-таки разбитой главной улицы Нарвы, названной в честь национального русского поэта Александра Пушкина, мы встречаем пенсионерку Ольгу с маленькой тележкой.


Ольга ждет партию обуви, которая скоро придет через границу, потому что она обеспечивает себе прибавку к пенсии, продавая одежду и обувь на местном рынке.


«Мы живет за счет товаров из России. Когда Эстония для нас в последний раз что-то делала?» — спрашивает Ольга, которая не хочет сообщать свою фамилию.


Дружат с Донецком


Более 90% жителей Нарвы — русскоязычные — как и Ольга, только 4% из 59 тысяч жителей говорят дома по-эстонски.


Большая пропасть, экономическая и духовная, между Нарвой и другими регионами Эстонии, а также высокая сконцентрированность здесь русскоговорящего населения, вызвала определенные опасения: а не сможет ли этот погруженный в сон провинциальный городок стать местом беспорядков и в худшем случае конфликта — того же рода, что мы видели в Крыму и в Донбассе.


По иронии судьбы Донецк, эпицентр конфликта на востоке Украины, много лет является украинским городом-побратимом Нарвы, и в витринах в коридорах мэрии выставлены различные подарки и сувениры из миллионного города, страдающего от войны.


ПОГРАНИЧНЫЙ ГОРОД, ОСНОВАННЫЙ ДАТЧАНАМИ

• Нарва была основана в 13-м веке во времена датского владычества.
• Во время Северной войны в 18-м веке Швеция и Россия воевали за контроль над Нарвой.
• Город, бывшей в период между двумя мировыми войнами частью независимой Эстонии, был практически полностью разрушен во время II мировой войны.
• После мировой войны в Нарву перебралось большое количество русских промышленных рабочих.
• Сегодня русские составляют 83% населения Нарвы, эстонцы — 4%.
(Источники: Narva.ee, JP)


Побратимство доставляет городскому совету головную боль. Потому что самопровозглашенная, поддерживаемая Россией Донецкая Народная Республика обратилась к эстонскому городу за моральной поддержкой.


После долгих размышлений был найден способ избежать дилеммы.


«Мы сказали им, что дружим с городом Донецком в стране Украина. Если они сами считают, что это теперь не про них, то мы ничем помочь не можем», — объясняет Вячеслав Коновалов.


В то время как официальная Эстония — одна из самых сильных сторонников Украины в Европе, в Нарве к проблеме относятся более сдержанно.


«Люди в Донецке стали заложниками в конфликте между различными силами», — говорит Вячеслав Коновалов, когда пытается объяснить причины войны на востоке Украины.


Он уверяет, что ни у самого заместителя бургомистра, ни у подавляющего числа его земляков, нет желания идти по тому же пути.


«Я заложником становиться не хочу, не думаю, что становиться ими хотят и многие другие».


Хотя менталитет в Нарве больше русский, чем эстонский, на другом берегу реки предпочитают селиться сравнительно немногие.


«Тут и пенсии, и уровень жизни выше, чем в России. И пока это так, желание стать частью России невелико», — констатирует заместитель бургомистра.


Жизнь на окраине


Нарва — окраина Эстонии, озабоченность населения вызывают не только экономические, но и национальные проблемы.


«Сложно привлечь в город иностранных инвесторов, когда все спрашивают: «Ну что, Нарва — следующая?» — говорит Коновалов.


В то время как Эстония в целом стала вполне экономически успешной, в Нарве поводов для оптимизма мало.


Потому что после распада СССР большая часть промышленности в городе прекратила существование, в частности, текстильная фабрика, на которой во времена расцвета трудилось более 10.000 работников, а также заводы, производившие запасные части для советской армии.


Именно поэтому многие, особенно молодежь, проголосовали ногами и переехали в столицу или же в более благополучные провинциальные города, а многие предпочли вообще покинуть Эстонию и уехать на Запад.


Население Нарвы в советские времена составляло 90.000 человек. Сейчас в этом городе на востоке Эстонии осталось на 30.000 меньше, в Ратуше считают, что реальная цифра еще меньше, потому что некоторые сохранили свою регистрацию в городе, хотя на самом деле давно в нем не живут.


Зарплаты здесь в среднем на 30% ниже, чем в Эстонии в целом, так что многие люди трудоспособного возраста из региона уезжают и оставляют в Нарве только пенсионеров.


Несмотря на более чем 25-летнее существование в составе независимой Эстонии русскоговорящие по-прежнему представляют собой своего рода параллельное общество, усилия, направленные на их интеграцию, трудно назвать успешными.


«Они представляют собой государство в государстве», — говорит Малл Хеллам (Mall Hellam), директор неправительственной организации Open Estonia о русскоязычном меньшинстве:


«Это регион, где Эстония могла бы сделать больше».


В Нарве людям кажется, что их игнорируют и не понимают.


«Политическое отношение к Нарве чрезвычайно негативное», — считает Вячеслав Коновалов.


Но, возможно, грядут и перемены.


С осени прошлого года в эстонском правительстве доминирует Партия Центра, которая традиционно поддерживает русскоговорящих.


Новый президент страны, Керсти Кальюлайд (Kersti Kaljulaid) также включила вопрос об отношении к русскому меньшинству в свою программу в качестве одного из важнейших, подчеркивает Малл Хеллам.