Москва — «Русские голодные игры» поразили мир, еще даже не начавшись. Осталось чуть больше трех месяцев до запланированного старта, и швед Матс продолжает готовиться к худшему.


«Сейчас я готовлюсь, обучаясь самозащите, чтобы, по крайней мере, суметь себя защитить», — говорит 36-летний отец двоих детей Матс с некоторым беспокойством.


Убийства, изнасилования, драки — новость о русском реалити-шоу без правил произвела эффект разорвавшейся бомбы по всему миру. Многие ужасаются от одной мысли об этом, но не 36-летний отец двоих детей Матс Гольдберг (Mats David Goldberg). У него осталось чуть больше трех месяцев, чтобы подготовиться к девятимесячному испытанию, которое, по крайней мере, обещают организаторы.


«Прямо сейчас нужно привести в порядок мысли и сделать все дела. Пока многое у меня подвешено в воздухе», — говорит он.


«Конечно, я очень надеюсь, что это действительно произойдет. Поэтому я и подал заявку».


Организаторы тоже заверяют, что все состоится.


«Да, само собой», — говорит Евгений Пятковский, стоящий за организацией шоу, и уверенно отрицает все слухи о том, что это лишь розыгрыш.


«Все будет транслироваться в интернете и по телевидению во многих странах».


Смертельный исход?


Сотни людей по всему миру подали заявку на шоу, но выберут только 30. Шоу начнется летом и продолжится всю зиму на замерзшем острове в Сибири. Зимой температура может упасть до минус 50, а еще говорят, что на острове есть медведи и другие опасные животные.


Матс Гольдберг готовится психологически и физически, а также ищет фирмы для сотрудничества. То, что он учится на горно-туристического гида, ему, конечно, может помочь.


«Это будет приключение на выживание, но чтобы еще добавить перца и развлечь зрителей, нужно будет также выполнять задания», — описывает он суть игры.


Картина, рисуемая в СМИ, однако, более пугающая: «голодные игры в реальности». Организаторы в самом начале сказали, что не будут вмешиваться, с целью помешать насилию или даже убийству. Но Матс говорит, что они просто в первую очередь не хотят брать на себя какую-то юридическую ответственность. И организаторы объявляли, что российские законы в любом случае продолжают действовать.


«Мы, конечно, не хотим, чтобы что-то такое произошло, убийства и тому подобное», — говорит организатор Евгений Пятковский.


Тем не менее, некоторое беспокойство Матс Гольдберг по поводу того, что на самом деле может произойти, испытывает.


«Беспокоит меня возможное насилие, изначально несанкционированное. Я готовлюсь, обучаясь самообороне, чтобы, во всяком случае, суметь себя защитить от чего-то. Но я не из тех, кто собирается вступать с кем-то в жестокую борьбу око за око», — говорит он.


Будет скучать по детям


Организаторы сказали, что за несколько месяцев уладят все практические вопросы для тех участников, которые пройдут отбор. Матс постоянно следит за ходом голосования, и сейчас у него более четырех тысяч голосов — то есть, он единственный швед, у которого есть какой-то шанс попасть на шоу.


Вне зависимости от незапланированного насилия или конфликтов, Матс думает, что самым трудным для него будет так много времени провести вдали от семьи. Точнее, от своих двоих детей. Сейчас во время практики он постоянно где-то ездит и встречается с ними лишь раз в месяц.


«Мне ужасно тяжело быть вдали от них», — говорит он и добавляет, что он им рассказал о подаче заявки на шоу.


«Они ничего не знают про возможную жестокость там, и я не хочу волновать их без надобности».


Заплатят деньги


Матс Гольдберг открыто признает, что шумиха в прессе вокруг телепрограммы пойдет на пользу его будущей карьере в качестве гида. Но он говорит, что в первую очередь его привлекает опыт, хотя и денежная награда в случае выигрыша, конечно, тоже не повредит.


«Если я выиграю какую-то сумму, я пожертвую половину на благотворительность», — говорит он.


«Ну а потом оплата долгов, покупка собственного жилья, инвестиции и возможные поездки».


Организаторы уверяют, что деньги действительно будут выплачены, и еще раз отрицают, что у сомневающихся скептиков есть причины для беспокойства.


«Да, все совершенно серьезно. Это не такие большие деньги для международного проекта, так что я не вижу тут никаких проблем», — говорит Евгений Пятковский.