Лейтмотивом президентства Владимира Путина стало восстановление величия России. Его демонстрация военной мощи и киберотенциала — одна из причин того, что российско-американские отношения оказались на худшем уровне после окончания холодной войны.


Поэтому 150-й юбилей продажи Россией Аляски Соединенным Штатам 30 марта — событие, не слишком заметное для американцев — стало траурным днем для некоторых российских ультраправых националистов, которые видят в сделке чудовищную оплошность угасавшей царской империи, до сих пор дающую о себе знать, в то время как крупные державы борются за власть над Арктикой и за ее богатые природные ресурсы в век климатических изменений.


«Если бы Россия владела сегодня Арктикой, в мире была бы другая геополитическая ситуация», — заявил глава Крыма Сергей Аксенов в интервью крымскому телеканалу.


Нишевое военное издание «Военно-промышленный курьер» недавно опубликовало статью в двух частях под названием «Аляска, которую мы потеряли» с угрюмыми размышлениями о том, как все могло бы сложиться, если бы события развивались иначе.


Даже министру иностранных дел России Сергею Лаврову задавали вопрос об Аляске в недавнем интервью в одной российской газете. «Предстоящий юбилей может, конечно, вызывать разные эмоции. Однако это хороший повод вспомнить о вкладе, который россияне внесли в освоение американского континента», — сказал он.


Путин на вопрос об Аляске, заданный во время прямой линии с президентом, сказал: «Давайте не будем горячиться». На международном Арктическом форуме в Архангельске в четверг 30 марта он подчеркнул, что действия Америки на Аляске могут дестабилизировать мировой порядок. «То, что мы делаем, ограничено локально, а то, что США делают на Аляске, происходит на глобальном уровне», — сказал он, назвав американские разработки ракетной системы там «одной из самых острых проблем безопасности».


Разумеется, никто не предполагает всерьез, что Россия вернет Аляску так же, как она аннексировала Крым в 2014 году. Но расхождения между тем, как сделку о продаже вспоминают в России и в США — а главное, в общине коренного населения Аляски, — указывают, что история государства понимается как пересечение культуры и религии.


Русские начали заселять Аляску в 1784 году, обустраивая там торговые места и православные церкви, главным образом вдоль побережья. К 1860 году, проиграв в Крымской войне Британии и опасаясь, что она захватит Аляску в случае возникновении нового конфликта, царь решил заключить сделку.


Морские выдры, мех которых в то время был основой пушной отрасли, почти все были уничтожены, и русские также опасались, что если на Аляске будет обнаружено золото (а оно было найдено во время Клондайкской золотой лихорадки в 1896 году), то американцы наводнят территорию, говорит Сьюзан Смит-Питер (Susan Smith-Peter), историк Колледжа Статен-Айленд в Нью-Йорке.


«С точки зрения русских, сделка была очень выгодной, — говорит она. — Они бы вызвали раздражение у Британии и добились сближения с Соединенными Штатами».


США также рассчитывали, что благодаря сделке окажутся в ближе к Китаю, чтобы вести с ним торговлю, и отразят любые притязания Британии на Западное побережье, говорит Гвенн А. Миллер (Gwenn A. Miller), историк Колледжа Святого Креста в Вустере, Массачусетс.


«Это действительно было предначертано, — говорит она, — так произошло расширение территории США».


Условия договора — в котором была установлена цена в 7,2 миллиона долларов, или около 125 миллионов современных долларов, — обсуждались и подписывались Эдуардом фон Стеклем, российским посланником в США, и Уильямом Х. Сьюардом (William H. Seward), американским Госсекретарем. Соглашение по большей части считалось взаимовыгодным, но некоторые критики высмеивали его, называя «Безумием Сьюарда» или «Морозильником Сьюарда», и даже сегодня ученые продолжают спорить о выгодах этой сделки.


В некоторых российских кругах продажа Аляски оставила горький осадок. «И с Аляской продал русский свой народ», — написал осенью прошлого года Владимир Колычев, историк-любитель в стихотворении, обращенном к царю Александру II.


Андрей Знаменский, преподаватель истории в университете Мемфиса, говорит, что ирредентистские требования о возвращении Аляски не ограничиваются экстремистами.


«Это очень удобный эпизод, эксплуатируемый националистами, которые хотят экспансии России, — говорит он. — Он соответствует государственной риторике: смотрите, как обошлись с нами американцы».


В изобилии также теории, что Россия стала жертвой обмана, а золото, которым заплатили по сделке, утонуло вместе с кораблем или попало в лапы грабителей. Ученый Александр Петров из МГУ имени М.В. Ломоносова опроверг эти теории, обнаружив документ, доказывающий, что почти все полученные от продажи деньги ушли на строительство железных дорог.


В Вашингтоне в честь юбилея должен был быть организован ланч в Национальном пресс-клубе, прием в Госдепартаменте и концерт с исполнением музыки композитора Джона Лютера Адамса (John Luther Adams), который провел большую часть своей жизни на Аляске. На самой Аляске беседы, лекции, выставки и другие события будут продолжаться до самого Дня Аляски 18 октября, это дата формальной передачи США этой территории. Аляска стала 49-м штатом США в январе 1959 года.


Лейтенант-губернатор Байрон Маллотт (Byron Mallott), представитель тлинкитов, группы исконного населения Северо-запада Тихоокеанского побережья, называет эти события «памятным мероприятием, а не празднованием».


«Мы смотрим на эти 150 лет очень трезво», — сказал в телефонном интервью господин Маллотт. «И при власти России, и при власти США у коренного населения Аляски были довольно серьезные проблемы. Но мы также прекрасно осознаем, что живем в величайшей демократии на земле, несмотря на недавние события, чего нельзя сказать о другой стороне».


Когда русские прибыли на Аляску, они использовали людей, живущих у побережья, для охоты на морских выдр. После продажи земли группы коренных жителей были освобождены, но американцы принесли новые проблемы, говорит Сергей Кан, преподаватель и специалист по изучению коренного населения Америки в Дартмутском колледже в Нью-Гемпшире.


«Эра российского владения была связана с патерналистским контролем, но Россия не ставила перед собой цель радикально изменить жизнь, она эксплуатировала людей для своей экономической выгоды, — говорит господин Кан. — С появлением американцев началась более насильственная вестернизация».


Хэл Спекман (Hal Spackman), исполнительный директор Исторического музея Ситки на Аляске, сказал, что российское наследие до сих пор видно в фамилиях людей, географических названиях и в сохранившемся православии.


63-летний Боб Сэм (Bob Sam) родился и вырос в Ситке, городе, ставшем первой столицей Аляски. Он говорит, что не все жители этой территории были рады этому юбилею.


«Но спустя 150 лет, — говорит он, — пора залечить свои раны, пора найти общие черты, чтобы местное население Аляски продолжало оставаться теми людьми, которыми и должно было стать».


Разговор о продаже Аляски возник и на полях форума в Архангельске.


Пол Фухс (Paul Fuhs), руководящий частной организацией Marine Exchange of Alaska, которая регулирует судоходство в Беринговом проливе, рассказал, что его российские собеседники временами за выпивкой оплакивали продажу Аляски.


«На их взгляд, глупо было продавать ее за 7,2 миллиона долларов, — сказал он на форуме. — Но это не значит, что они нагрянут туда с армией, чтобы забрать ее назад».


Крейг Флинер (Craig Fleener), старший советник в правительстве Аляски по вопросам Арктики, стал мишенью пристального внимания со стороны России на форуме, особенно когда заговорил о блокировании «колониального мышления», то есть предотвращении попыток федерального правительства или других учреждений заниматься на севере добычей природных ресурсов, от чего местные жители не получат почти никакой выгоды.


«Американцы переживают те же проблемы, что и мы», — удивился один российский участник после выступления господина Флинера.