«Пасхальная неделя и выпендреж» стало одним из самых популярных в Испании видео, набрав 400 тысяч просмотров. Ведущий, Иньяки Габилондо «Уличный пьяница» задает участникам Пасхальной недели в Севилье провокационные вопросы о значении этих дней и о христианстве. Результаты очень любопытны.


— Какой текстовый отрывок из Библии больше всего вам помог в духовной жизни?


Не знаю…
Если честно, мы…
Мы не очень-то читали… Мы верим, потому что всосали это с молоком матери, но мы не то чтобы…
Нам не объясняли, как это все… конкретно…


Мы снова поднимаем тему выпендрежа во время Пасхальной недели, на этот раз в Севилье.


— Как проходит Пасхальная неделя в Севилье?


Довольно… впечатляюще.
Очень бурно.
Каждый день.
Эту неделю очень ждут все севильцы.
С 1 января до 1 января следующего года.
На самом деле очень интересно, особенно для меня.
Жарче, чем первое причастие Чармандера.
Я, кроме того, что участвую в процессиях…
Много процессий и много алкоголя, если честно…
Очень красиво!
Много труда и очень особенное чувство….


— Что обязательно в Пасхальную неделю в Севилье?


Быть хорошо одетым.
Я надеваю все новое, это традиция.
Галстук, рубашка…
Очень прилично выглядеть, нарядно. Для девушек.
Чтобы не было дождя.
Очень элегантно выглядеть.
Нравится девушкам.
Костюм, денежки и пить пиво.
Много денег в кошельке.
И чистые ботинки.


— Вы практикующие католики?


Да.
Да.
Да.
Я да.
Я да.
Да. Да. Да.
Ну я практикую во время Пасхальной недели.


— Почему вы католики, а не принадлежите к какой-нибудь иной христианской церкви?


Почему католики?…
Это то, что нам внушали с детства.
Мы это впитали с молоком матери.
Мы так всю жизнь живем.
Тебя в детстве крестят и вперед…
Потому что паранджа и все такое мне не очень…
С детства…
Потому что эта религия мне нравится больше всего.


— Какой текстовый отрывок из Библии больше всего вам помог в духовной жизни?


Отрывок из Библии…
Может…
Который мне помог…
Я Библию вообще-то не очень…
Если ты не хочешь уходить из какого-то места, отряхни ноги и иди на свое место.
Причастие…
При чем тут причастие, он тебя про Библию спрашивает.
Книга Бытия…
Книга Бытия, например.
Это истина.
Начало Библии — это как начало….
Не врать никогда.
Новой жизни. Каждый день.


— Что такое Пятикнижие?


Уффф
Это книга.
Пятикнижие, откуда мне знать…
Это… Ну как же…
Что?
Это несут во время процессий, точно!
Что-то из Библии…
Что-то про пять сторон или что-что такое…
Что-то про пять, это точно…
Какая-то часть процессии.
Я принял первое причастие, потому что подарки дарили.
Я тоже.


— Что такое таинство?


Ну я знаю, что это, но…
Книга.
Таинство…
Это что-то в Библии.
То, что ты должен исполнять.


— Что такое Евангелие?


Что такое Евангелие? Не знаю, в церкви…
Где все записано.
Книга.
Где написано о Давиде и всем таком.
Ветхое, да?
Ну это сложно определить…
Где собраны все книги, нет?
Матфей, Луис…
Их четверо в Библии.
И Моисей.
Ты что смеешься, сам не знаешь.
И Моисей, и все такое.
Евангелие — это просто записи, оставленные Апостолами.
Слово Божье.


— Какую заповедь содержит строфа 13:34-35 в Евангелии от Иоанна?


Ой, у меня сахар падает…
Понятия не имею.
От Иоанна… строфа какая?
Не убий, может?
Не убий.
Ну дайте Библию что ли…
Не, ну эти заповеди, это же Моисей, а не Иоанн.
Почитай родителей своих.
Если это Иоанн…
Это Новый Завет.
Конечно, Новый Завет.


— Какая там единственная заповедь, которую Иисус оставляет своим Апостолам?


Ставь Бога превыше себя.
Не курить.
Чтобы мы все друг другу помогали.
Что нельзя божиться.
Что нельзя молиться на Мекку и все такое.
Возлюби ближнего как себя самого, например. Да?


— Да.


Правда? Ну ты даешь!
Я сказала крещение. Это близко.

Fortfast уже публиковал подобные видео в предыдущие годы с похожими результатами


Религия и выпендреж


— Кто ваш любимый Апостол?


По мне, они все одинаковые.
Милосердие.

 

— Нет, Апостол.


Апостол? А это еще что за фигня?


Первая процессия Пасхальной недели. Ее участники — католики? Или перед нами гигантский выпендреж?


— Вы практикующие католики?


Да.
Да.
Да.
Я тоже.
Я — да.


— Почему вы католики?


Потому что я принял причастие.
Потому что мне это очень нравится.
Потому что мне нравится эта тема.
Эта религия, которую я в школе учил.
Нас научили, что мы должны этому следовать и верить.
Потому что там, наверху, есть что-то…
Я верю в Бога.
Что-то как бы высшее.
Потому что нам это внушили.


— Что вы думаете о видении Апостола Лаврентия о вхождении Иисуса в Иерусалим?


Нормальное видение.
Это было грандиозно.
Ну что это обещание спасения для всего народа.
Я вот не пониманию, почему она должна быть первой.


—???


Я не понимаю, почему эта процессия первой проходит.
Хорошо, отлично.
Ну он въехал в Иерусалим на ослице.


— Кто ваш любимый Апостол?


Мой — Иоанн.
Святой Петр.


— Почему?


Не знаю.
Симеон.
Иаков.
Потому что однажды я его играл в театре.
Потому что мы про это делали постановку в школе.
Ну не знаю, он очень хороший апостол, отличный человек.
Я ничего об этом не знаю.


— Вы знаете, что такое «декалог»?


Не знаю, каталог что ли какой-то?
Без понятия.
Что-то знакомое, но сейчас не вспомню.
Части, на которые делится Новый Завет, нет?
Дека — десять и лого… Логотип?
Это какая-то книга Библии.
Это заповеди или что-то в этом роде.


— Вы знаете, что такое «догма»?


Без понятия.
Я тоже.
Без понятия.
Собака такая.
Истина, в которой ты не можешь сомневаться, потому что… как это… это так сказано, и это так и есть.
Собака???
Догма — это то, что тебе внушили, и это должно быть так, и хоть ты тресни.
Что-то из философии…


— Что вы думаете о Пасхальной неделе?


Это очень красиво, но много выпендрежа. Мы, вот, например.

 

3. ПАСХАЛЬНАЯ НЕДЕЛЯ В СЕВИЛЬЕ И БИБЛИЯ


— Что ты думаешь о беженцах?


Я понимаю, что им очень плохо и все такое. Но у нас тоже не все прям очень хорошо. Пусть бы сначала занялись гражданами в своей стране, а потому уж, если надо помочь, но, конечно, надо помочь. Моя мама вот пять лет без работы, например. И ей не дают ни пособия, ни работы, как этим беженцам.


Мы зададим несколько вопросов людям на улице в разгар Пасхальной недели в Севилье. Я вам сейчас зачитаю отрывки из Корана, чтобы узнать ваше мнение на этот счет.


«Всякая женщина, которая молится с непокрытой головой, позорит свою голову».
«Отец может совершить инцест и жениться на дочери по достижению ей определенного возраста, будь она девственна или замужем».
«Если у человека непокорный сын, он должен вывести его на улицу, чтобы соседи закидали его камнями».
«Если кто ляжет с мужчиною, как с женщиною, то оба должны быть преданы смерти».
«Стыд отцу рождение невоспитанного сына, дочь же невоспитанная рождается на унижение».


— Что вы думаете об этом?


Довольно жесткие ребята…
Черт…
Не очень толерантная культура.
Ужасно, это просто ужасно, особенно для женщин.
Мачисты.
Ну мне лично не кажется это правильным, это несправедливо.
Кошмар.
Есть такая философская теория, не помню точно, как она называется…
Не знаю, мы тут такого не делаем, мы тут процессии смотрим. Мы верим в Бога, В Иисуса Христа, и никого камнями не забрасываем.
Но которая говорит, что нужно уважать культуру.
Пусть они здесь ничего этого нам не навязывают и оставляют у себя на родине.
Если мужчины свободны, то и женщины должны быть тоже, а не носить платок на голове.
В Испании такие радикальные идеи никогда не имели успеха.
Я ничего против них не имею, если они будут уважать меня, культуру Севильи, ну, то есть, всей Испании.


— Как вы думаете, возможно ли превратить людей с такими убеждениями в европейцев?


Образованием можно всего добиться.
Да где там…
Невозможно.
Нет.
Это очень сложно.
Потому что они очень отличаются от нас.
Христианство — это более свободная религия. Не нужно столько всего делать, нет такого количества норм.
В Севилье невозможно. Здесь мы очень эмоциональные.
У них своя культура, они в ней закрыто живут.
Я думаю, что это невозможно, они живут в обществе, которое осталось в Средневековье.


— Что ты думаешь о беженцах?


Я о них не думаю.
Мне кажется, это хорошо.
Если они будут адаптироваться к нашим традициям и обычаям, а не пытаться навязывать свои, добро пожаловать.
Мы должны принимать их, как они бы нас приняли, если бы мы поехали в их страну.
Я не против, чтобы они приезжали в Испанию и имели равные с остальными права, но…
Во время Гражданской войны мы просили убежище во Франции, в Германии, Италии.
Пусть они перегибают палку со своими правами и требованиями.


— А теперь я вас удивлю. Что если я скажу, что приведенные отрывки вовсе не из Корана, а из Библии?


Я не верю.
Не верю.
Нууу… вот это да…
Если это из Библии, это сильно меняет Библию.
Это из Библии???
Нет.
Ну я такого не помню в Библии.
Как это может быть из Библии, чувак?
Ну я бы ответил то же самое.
Мне перед первым причастием на катехизисе говорили, что нужно уважать отца и мать, что я должен верить им, уважать их, но…
Мы верим в то, чему нас учат с детства, и этого нам не говорили.
Книга эта написана кучу лет назад, поэтому мы должны ее правильно интерпретировать.
Нельзя воспринимать все буквально, нужно истолковывать это.
И приводить в соответствие с современной культурой.


— Но кто мы такие, чтобы ставить под сомнение слово Божие, чтобы его интерпретировать?


Это очень жестоко, но если так сказано, значит, нужно исполнять.
Не знаю, мне ничего такого не говорили… Это все мусульманские штучки.


— Вот еще один отрывок из Библии: «Не делай себе идола, ни какого-либо изображения того, что на небе, вверху, и что на земле внизу, и что в водах под землей: не поклоняйся им и не служи им". В этом контексте что ты думаешь о статуях святых, которых носят по улицам в Пасхальную неделю?


Как-как?
Ну, это то же самое, что с Папой…
Это немного противоречиво, конечно.
Я часто спрашиваю себя, а что же Папа?
Слушай, ну это культура Севильи, тут всю жизнь так.
Пасхальная неделя появилась, чтобы приблизить Евангелие к народу.
Я думаю, что человек — очень противоречивое существо. И тут тоже противоречие.
В контексте Тридентского собора большинство людей не умело читать…
У арабов тоже есть противоречия, и везде…
Ну у нас никого не убивают за такое, чувак… Да, носят по улицам Христа и Богородицу, но никто никого не убивает.