Судьба балтийских немцев в независимой Латвии (1918-1940) показывает, что проблемы с национальными меньшинствами в этой республике существовали со дня ее основания и не связаны только с «русским» или «советским» факторами. После 1940 года в Латвии практически не осталось немцев, однако их судьба в «буржуазно-демократической» республике показательна.


Балтийские немцы (Deutsch-Balten) проживали на территории провинций Курляндия, Лифляндия и Эстляндия более семисот лет — начиная с 12 века. Немецкая колонизация региона носила как экономический, так и религиозный характер. В частности, рыцарские ордена меченосцев, позднее вошедшие в Тевтонский орден, ставили задачу обращения в христианство местных языческих племен. Морем прибывали ганзейские купцы, сухопутным — крестьяне-переселенцы. Рига как ганзейский город была заложена в 1201 году немецким епископом Альбертом Буксгевденом. В течение столетий немцы составляли правящий класс Курляндии и Лифляндии (нынешней Латвии). Это были дворяне, помещики, купцы, духовенство и купечество. Хотя абсолютная численность немцев в Латвии была небольшой (60 тысяч человек в 1800 году, 120 тысяч — накануне Первой мировой войны), их влияние на все стороны жизни было преобладающим.


Основная часть Латвии стала частью Российской империи в 1721 году в соответствии с Ништадтским миром. Цари сохранили за балтийскими немцами все привилегии и дворянские титулы, а также оставили немецкий в качестве официального языка в этих землях. Русский язык был повсеместно введен лишь в 1881 году. Более того, балтийские немцы заняли в царской России выдающееся положение — в армии, политике и экономике. До середины 19 века большинство населения Риги составляли немцы, и лишь к началу Первой мировой войны их потеснили русские и латыши.


Во время Первой мировой войны балтийские немцы служили в русской армии и честно исполняли свой долг: случаев дезертирства или предательства по «национальным» мотивам практически не наблюдалось. После Октябрьского переворота в России балтийские немцы заняли антибольшевистскую позицию, сформировали добровольческие корпуса (Landeswehr, Freikorps), которые в ходе гражданской войны в Латвии (1918-21) сражались с Красной армией, а затем с национальными армиями Латвии и Эстонии.


После окончания гражданской войны и победы буржуазно-националистических сил была открыта трагическая страница в 700-летней истории балтийских немцев. Молодое латвийское государство лишило немцев не только всех полученных за столетия привилегий, но также элементарных гражданских прав. В 1920 году были ликвидированы «рыцарские ордена», то есть дворянские объединения балтийских немцев в Курляндии и Лифляндии, отменены дворянские титулы. Латыши, которые были почти всю историю в услужении немецких баронов, мстили жестоко. Самым страшным ударом была так называемая «аграрная реформа» — проведенная в большевистском духе тотальная конфискация помещичьих земель (в основном немецких, но также русских и польских) и передача их безземельным крестьянам и латышским участникам «освободительной войны». (В отдельные исторические периоды немецким помещикам принадлежало до 80% земель в Латвии). Одновременно декрет нового латвийского парламента аннулировал все задолженности латышских крестьян по отношению к немецким помещикам. Конфискация и дробление крупных аграрных комплексов привели к появлению 120 тысяч малых хозяйств и снижению производительности на селе. Тем не менее, благодаря образцовой организации немецких хозяйств запас прочности был настолько высок, что даже в советские времена аграрный сектор Латвии был намного эффективнее, чем в других регионах СССР.


Конфискация собственности «нелатышей» затронула не только сельское хозяйство, но также промышленность и городской жилищный фонд. Именно экспроприация и налоговое удушение немецких активов, как земельных, так и торгово-промышленных, в том числе городской недвижимости, позволили молодому латвийскому государству (получившему независимость без единого рубля в казне) безбедно просуществовать вплоть до Второй мировой войны. Кроме того, как отмечали немецкие историки, конфискация 90% немецких активов заложила основу нового латвийского частного капитала.


После 1920 года немцы вынуждены были осваиваться с новой ролью — дискриминируемого национального меньшинства. Они потеряли свой особый социальный и культурный статус, а также политические и экономические привилегии. Часть немцев (около 20 тысяч человек) покинула Латвию после Первой мировой войны вместе с уходящими немецкими войсками, однако большинство попыталось найти свое место в молодой республике, проникнутой националистическим духом. Им это частично удалось, учитывая их вклад в борьбу с большевизмом. В 20-е годы немцы все еще составляли третью по численности этническую группу Латвии после латышей и русских — всего около 70 тысяч человек. Большинство немцев проживало в Риге (13% населения).


Балтийские немцы не подвергали сомнению идею независимой Латвии. Вместе с тем, они ставили перед западными державами вопрос о защите прав нацменьшинств, которые составляли в Латвии 20% населения. Это касалось не только экономического, но и религиозно-культурного притеснения. Так, в результате принудительной «латышизации» — обязательного введения латвийского языка — работу потеряли тысячи немецко- и русскоговорящих чиновников. Кроме того, в Риге решением парламента у немецко-лютеранской общины в 1923 году был отобран собор Святого Иакова и передан латвийским католикам. На сегодняшний день это главная католическая церковь Латвии, хотя на протяжении многих веков она была кафедральным лютеранским собором.


Постоянные притеснения немецкого национального меньшинства в Латвии привели к тому, что после прихода к власти нацистов в Германии все чаще стала обсуждаться проблема репатриации балтийских немцев. Особенно активно Гитлер и Сталин использовали «немецкий вопрос» в странах Балтии в контексте раздела Восточной Европы.


Репатриация балтийских немцев состоялась в самом начале Второй мировой войны. Согласно пакту Молотова-Риббентропа, страны Балтии переходили в сферу влияния СССР, и Германия не хотела оставлять этнических немцев заложниками большевиков.


Договор между Третьим Рейхом и Латвией от 30 октября 1939 года предусматривал репатриацию всех балтийских немцев из Латвии. Уехало подавляющее большинство (около 50 тысяч человек), поскольку Гитлер пригрозил лишить оставшихся немецкого гражданства и защиты. Балтийские немцы были переселены в районы Польши, завоеванные Вермахтом в результате польской кампании. Последние 10 тысяч немцев были репатриированы из Латвии в 1940-1941 годах в соответствии с соглашением между Гитлером и Сталиным. Их имущество было конфисковано либо продано по бросовым ценам. После этого немецкая община в Латвии практически прекратила существование.


Тем не менее, во время гитлеровской оккупации 1941-1944 годов (а в Курляндии — до мая 1945 года) латыши активно поддерживали Германию, принимали участие в уничтожении еврейского населения и вступали в ряды Ваффен-СС. Но это — особая тема.