Чуть больше 23.00, воскресный вечер, ликующий людской поток течет по направлению к заливу Золотой Рог, который врезается в европейский полуостров Стамбула.


Они только что выслушали речь Реджепа Эрдогана с балкона стамбульской президентской резиденции, находящейся в самом дорогом квартале города. Он поблагодарил их за поддержку и за то, что в случае победы на следующих президентских выборах у него будет еще больше власти, чем сейчас.


«Я так рад», — говорит Саадет Дефферт (Saadet Deffert). Ей — за 50, но выражение лица у нее такое, словно она — девочка-подросток, только что встретившая парня, в которого влюблена.


«Он — один из нас, из народа, — говорит она об Эрдогане. — Он не диктатор».


Вопреки угрозам со стороны остального мира


По данным недавнего доклада Freedom House, посвященного бывшим коммунистическим странам Европы, развитие пошло в обратном направлении. В 18 из 29 стран демократия сдает позиции, это самый большой регресс после финансового кризиса 2008 года. Впервые после 1995 года Freedom House классифицирует некоторые из этих стран как «консолидированные авторитарные режимы», а не как демократические.


Многие турки выражают мнение, что, если дать одному человеку больше власти, это не означает ослабление демократии. Наоборот, человек, за которым большинство, может более успешно проводить ту политику, которую обещал, когда его выбирали. Может показаться, что терпение по отношению к демократическим системам вот-вот лопнет.


Именно такой ход мыслей мы наблюдаем во многих местах в Европе, в частности, в России, Венгрии и Польше. И в таких странах, как Франция и Австрия, у антилиберальной политики ультра-правых много сторонников.


Вот пять причин, по которым люди голосуют так, как голосуют.


1. Людям надоели ссорящиеся между собой политики. Их привлекают обещания быстрых реформ


В первые годы после прихода к власти в Турции Партии справедливости и развития в 2002 году в стране произошел поразительный экономический рост. Особо значимые улучшения произошли в системе здравоохранения. После финансового кризиса 2008 года ситуация уже не была столь же благополучной, но партия обещает провести еще больше реформ на пользу экономике. Но для этого ей надо немного больше полномочий.


«Власть будет собрана в одних руках. И тогда мы сможем управлять страной лучше, чем другие», — объяснял Иса Месих Сахин, местный политик от Партии справедливости и развития накануне выборов.


Причина того, что 78% россиян говорят, что они «доверяют Путину», согласно опросам Левада-центра, заключается в том, что, по их мнению, он укрепил репутацию страны, усилил закон и порядок, а также повысил жизненный уровень.


Дилемма для демократии заключается в том, что чем честнее политики говорят о сложности и своих собственных ограничениях, тем более они уязвимы для разных нападок, пишет Йорг Лау (Jörg Lau) в Die Zeit. И в качестве примера использует брексит: тот, кто был против брексита, вынужден был аргументировать тем, что Великобритания зависит от других и в одиночку будет слабее, в то время как те, кто поддерживал брексит, могли говорить о том, как можно восстановить былое величие. Какой из двух вариантов является более соблазнительным?


2. Расцвет национализма


Мечты о сильном лидере идут рука об руку с национализмом. Лидер должен олицетворять нацию. Цель — вновь обрести свое законное место в истории, когда страна была сверхдержавой или империей. Даже внутренняя политика нередко несет на себе отпечаток борьбы за историю. В Польше мы видим, как истории о поляках, которые способствовали уничтожению евреев или же помогали немцам во время войны, замалчиваются. В Венгрии восхваляют сильного лидера периода между мировыми войнами Миклоша Хорти.


Для турок сильные национальные чувства характерны уже давно. И Реджеп Тайип Эрдоган знал, на чем сыграть, когда несколько европейских стран отказали министрам от Партии справедливости и развития заниматься предвыборной агитацией среди турок, живущих в этих странах, якобы, из соображений безопасности.


«В предвыборной кампании главным была не конституция, а то, насколько большими расистами являются европейцы. Все, чтобы подстегнуть националистические чувства», — заявил в беседе с Aftenposten Эндрю Финкел (Andrew Finkel), журналист, проработавший в Турции почти 30 лет.


3. Люди не знают, каковы альтернативы


Опросы общественного мнения во многих странах, где происходит отход от демократии и реформ, показывают, что население мало знает как об окружающем мире, так и о своей собственной стране.


И хотя и у турок, и у русских есть доступ к независимым СМИ, большинство все равно доверяет телеканалам, контролируемым Эрдоганом или Путиным.


Социологические опросы в России показывают, что масштабная поддержка «сильного руководителя» связана с тем, что многие русские скептически относятся к тому, что может прийти в голову «народу».


В Венгрии и Польше мы наблюдали за тем, как национал-консервативные режимы сразу же после выборов попытались установить контроль над СМИ. И в странах, где немногие говорят на других языках, а не только на родном, вскоре оказалось, что людям стало не хватать знаний. И это увеличило их уязвимость перед лицом пропаганды.


4. Дружить с тем, кто правит, выгодно


Знаток Турции Эйнар Виген (Einar Wigen), докторант Института культурологии и восточных языков при Университете Осло, делает вывод о том, что в таких странах, как Турция, выгодно держаться того, кто побеждает на выборах.


«Эрдоган и его партия показала своим сторонникам по партии, что быть лояльным — выгодно. Бедняки, которые получают продовольственную помощь, знают, что они получают ее потому, что лояльны по отношению к партии. Люди, положение которых несколько лучше, проявляя лояльность, могут обеспечить себе привлекательную работу на государственной службе, в партии или в частных фирмах, которые могут быть связаны с партией», — говорит Виген.


Подобную ситуацию можно наблюдать также и в России, и в Венгрии. Те, кто близки к руководителю, зарабатывают хорошие деньги. На пользу это и родственникам, и друзьям. Те, кто не сотрудничают, опасаются за свое положение.


5. Ощущение внешней угрозы. Надо объединиться


Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан — сильный лидер, стратегия которого заключается в предостережении от внешних врагов: системы ЕС в Брюсселе, многонациональных корпораций и мигрантов. Если спросить венгров, почему они поддерживают Орбана, то ответы часто будут касаться самоопределения и желания защитить христианские, венгерские ценности.


Многие из новых авторитарных лидеров в мире добились популярности и выиграли выборы, указывая на внешних врагов, когда им не удавалось решить проблемы коррупции или низкого уровня жизни.


«Нужно создать себе внешнего врага. И тогда люди могут объединиться вокруг одного человека в борьбе против империалистов за пределами страны и „пятой колонны" внутри страны», — говорит Эйнар Виген о том, что произошло в Турции.


«Большинство авторитарных режимов испытывают большие проблемы с решением важнейших внутренних проблем», — пишет вице-президент Томас Кортерс (Thomas Corthers) и Ричард Янгс (Richard Youngs) из Фонда Каргеги в Foreign Affairs.


… но «демократия не умерла»


Они полагают, что совершенно неправильно изображать демократию умирающей, несмотря на развитие ситуации в таких странах, как Турция, Россия, Китай, Египет, Филиппины и Индия.


«Проблемы, которые испытывают авторитарные государства, поскольку не могут предъявить своим избирателям результаты, часто являются причиной того, что они более агрессивно ведут себя за пределами своих границ», — утверждают эксперты Фонда Карнеги.


«Самая большая угроза заключается не в успешности авторитарных систем, а в том, что они создают нестабильность для остального мира».